0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Содержание

 Чернышевский Н.Г. Что делать? Роман «Что делать

 Чернышевский Н.Г. Что делать? Роман «Что делать

Николай Гаврилович Чернышевский

Из рассказов о новых людях

Роман Н. Г. Чернышевского «Что делать?» был написан в стенах Петропавловской крепости в декабре 1862-апреле 1863 г. Вскоре же напечатанный в «Современнике», он сыграл колоссальную, ни с чем не сравнимую роль не только в художественной литературе, но и в истории русской общественно-политической борьбы. Недаром тридцать восемь лет спустя В. И. Ленин так же озаглавил свое произведение, посвященное основам новой идеологии.

Печатавшийся в спешке, с непрестанной оглядкой на цензуру, которая могла запретить публикацию очередных глав, журнальный текст содержал ряд небрежностей, опечаток и других дефектов — некоторые из них до настоящего времени оставались невыправленными.

Номера «Современника» за 1863 г., содержавшие текст романа, были строго изъяты, и русский читатель в течение более чем сорока лет вынужден был пользоваться либо пятью зарубежными переизданиями (1867-1898 гг.), либо же нелегальными рукописными копиями.

Только революция 1905 г. сняла цензурный запрет с романа, по праву получившего название «учебника жизни». До 1917 г. вышло в свет четыре издания, подготовленных сыном писателя — М. Н. Чернышевским.

После Великой Октябрьской социалистической революции и до 1975 г. роман был переиздан на русском языке не менее 65 раз, общим тиражом более шести миллионов экземпляров.

В 1929 г. издательством Политкаторжан был опубликован незадолго до того обнаруженный в царских архивах черновой, наполовину зашифрованный текст романа; его прочтение — результат героического труда Н. А. Алексеева (1873-1972). <[Некролог]. - Правда, 1972, 18 мая, стр. 2.>Однако с точки зрения требований современной текстологии это издание ни в какой мере не может нас сегодня удовлетворить. Достаточно сказать, что в нем не воспроизведены варианты и зачеркнутые места. Немало неточностей содержится и в издании «Что делать?» в составе 16-томного «Полного собрания сочинений» Чернышевского (т. XI, 1939. Гослитиздат, подготовка Н. А. Алексеева и А. П. Скафтымова): по сравнению с ним в этой книге более ста исправлений.

Как это ни странно, но до сих пор не было осуществлено научное издание романа. Текст его ни разу не был полностью прокомментирован: некоторые, понятные современникам, но темные для нас места оставались нераскрытыми или же неверно интерпретированными.

Настоящее издание впервые дает научно выверенный текст романа и полностью воспроизводит черновой автограф. В дополнении печатается записка Чернышевского к А. Н. Пыпину и Н. А. Некрасову, важная для уяснения замысла романа и долго остававшаяся ошибочно понятой. В приложении даны статьи, посвященные проблемам изучения романа, и примечания, необходимые для его правильного понимания.

Искренняя благодарность внучке великого революционера и писателя, Н. М. Чернышевской за ряд советов и неизменную дружескую помощь и М. И. Перпер за важные текстологические указания.

Основной текст романа, заметку для А. Н. Пыпина и Н. А. Некрасова, статью «Проблемы изучения романа «Что делать?»» и примечания подготовил С. А. Рейсер; статью «Чернышевский-художник» — Г. Е. Тамарченко; черновой текст — Т. И. Орнатская; библиографию переводов на иностранные языки — Б. Л. Кандель. Общую редакцию издания осуществил С. А. Рейсер.

Из рассказов о новых людях

(Посвящается моему другу О.С.Ч.)

Поутру 11 июля 1856 года прислуга одной из больших петербургских гостиниц у станции московской железной дороги была в недоумении, отчасти даже в тревоге. Накануне, в 9-м часу вечера, приехал господин с чемоданом, занял нумер, отдал для прописки свой паспорт, спросил себе чаю и котлетку, сказал, чтоб его не тревожили вечером, потому что он устал и хочет спать, но чтобы завтра непременно раз6удили в 8 часов, потому что у него есть спешные дела, запер дверь нумера и, пошумев ножом и вилкою, пошумев чайным прибором, скоро притих, — видно, заснул. Пришло утро; в 8 часов слуга постучался к вчерашнему приезжему — приезжий не подает голоса; слуга постучался сильнее, очень сильно — приезжий все не откликается. Видно, крепко устал. Слуга подождал четверть часа, опять стал будить, опять не добудился. Стал советоваться с другими слугами, с буфетчиком. «Уж не случилось ли с ним чего?» — «Надо выломать двери». — «Нет, так не годится: дверь ломать надо с полициею». Решили попытаться будить еще раз, посильнее; если и тут не проснется, послать за полициею. Сделали последнюю пробу; не добудились; послали за полициею и теперь ждут, что увидят с нею.

Часам к 10 утра пришел полицейский чиновник, постучался сам, велел слугам постучаться, — успех тот же, как и прежде. «Нечего делать, ломай дверь, ребята».

Дверь выломали. Комната пуста. «Загляните-ка под кровать» — и под кроватью нет проезжего. Полицейский чиновник подошел к столу, — на столе лежал лист бумаги, а на нем крупными буквами было написано:

«Ухожу в 11 часов вечера и не возвращусь. Меня услышат на Литейном мосту , между 2 и 3 часами ночи. Подозрений ни на кого не иметь».

— Так вот оно, штука-то теперь и понятна, а то никак не могли сообразить, — сказал полицейский чиновник.

— Что же такое, Иван Афанасьевич? — спросил буфетчик.

— Давайте чаю, расскажу.

Рассказ полицейского чиновника долго служил предметом одушевленных пересказов и рассуждений в гостинице. История была вот какого рода.

В половине 3-го часа ночи — а ночь была облачная, темная — на середине Литейного моста сверкнул огонь, и послышался пистолетный выстрел. Бросились на выстрел караульные служители, сбежались малочисленные прохожие, — никого и ничего не было на том месте, где раздался выстрел. Значит, не застрелил, а застрелился. Нашлись охотники нырять, притащили через несколько времени багры, притащили даже какую-то рыбацкую сеть, ныряли, нащупывали, ловили, поймали полсотни больших щеп, но тела не нашли и не поймали. Да и как найти? — ночь темная. Оно в эти два часа уж на взморье, — поди, ищи там. Поэтому возникли прогрессисты, отвергнувшие прежнее предположение: «А может быть, и не было никакого тела? может быть, пьяный, или просто озорник, подурачился, — выстрелил, да и убежал, — а то, пожалуй, тут же стоит в хлопочущей толпе да подсмеивается над тревогою, какую наделал».

Но большинство, как всегда, когда рассуждает благоразумно, оказалось консервативно и защищало старое: «какое подурачился — пустил себе пулю в лоб, да и все тут». Прогрессисты были побеждены. Но победившая партия, как всегда, разделилась тотчас после по6еды. Застрелился, так; но отчего? «Пьяный», — было мнение одних консерваторов; «промотался», — утверждали другие консерваторы. — «Просто дурак», — сказал кто-то. На этом «просто дурак» сошлись все, даже и те, которые отвергали, что он застрелился. Действительно, пьяный ли, промотавшийся ли застрелился, или озорник, вовсе не застрелился, а только выкинул штуку, — все равно, глупая, дурацкая штука.

На этом остановилось дело на мосту ночью. Поутру, в гостинице у московской железной дороги, обнаружилось, что дурак не подурачился, а застрелился. Но остался в результате истории элемент, с которым были согласны и побежденные, именно, что если и не пошалил, а застрелился, то все-таки дурак. Этот удовлетворительный для всех результат особенно прочен был именно потому, что восторжествовали консерваторы: в самом деле, если бы только пошалил выстрелом на мосту, то ведь, в сущности, было 6ы еще сомнительно, дурак ли, или только озорник. Но застрелился на мосту, — кто же стреляется на мосту? как же это на мосту? зачем на мосту? глупо на мосту! и потому, несомненно, дурак.

Опять явилось у некоторых сомнение: застрелился на мосту; на мосту не стреляются, — следовательно, не застрелился. — Но к вечеру прислуга гостиницы была позвана в часть смотреть вытащенную из воды простреленную фуражку, — все признали, что фуражка та самая, которая была на проезжем. Итак, несомненно застрелился, и дух отрицания и прогресса побежден окончательно.

О. С. Ч. — Ольга Сократовна Чернышевская (рожд. Васильева, 1833-1918) — жена Н. Г. Чернышевского с апреля 1853 г. Некоторыми чертами живого, самостоятельного и непосредственного характера, вкусами и привычками образ Веры Павловны восходит к Ольге Сократовне. В то же время черты серьезности, возвышенности жизненных идеалов, планы трудового переустройства общества, стремление к образованию не находят себе соответствия в реальном облике жены Чернышевского. Ее душевные качества и стремления Чернышевский постоянно преувеличивал и в сильно идеализированном виде вложил в образ своей героини. В романе Ольга Сократовна выведена в заключении также под именем «дамы в трауре» (глава V, 23, см. прим. на стр. 857). Преувеличены и плохо обоснованы попытки некоторых современных исследователей представить Ольгу Сократовну в качестве сподвижницы революционной работы ее мужа. Важнейший матерная см.: М. Н. Чернышевский. Жена Н. Г. Чернышевского. — Современник, 1925, э 1, стр. 113-126; Марианна Чернышевская. Мои воспоминания об Ольге Сократовне Чернышевской. — В кн.: Н. Г. Чернышевский. Неизданные тексты, статьи, материалы, воспоминания. Саратов, 1926, стр. 206-214; А. П. С к а фтымов. Роман «Что делать?» (Его идеологический состав и общественное воздействие). Там же, стр. 92-140; В. А. Пыпина. Любовь в жизни Чернышевского. Размышления и воспоминания. (По материалам семейного архива). Пгр., 1923; Т. А. Богданович. Любовь людей шестидесятых годов. Л., 1929; В. Н. Шульгин. 1) Ольга Сократовна — жена и друг Чернышевского. — Октябрь, 1950, э 8, стр. 170-187; 2) Очерки жизни и творчества Н. Г. Чернышевского. М., 1956, стр. 67-168.

Меня услышат на Литейном мосту. — Наплавной мост через Неву, соединявший город с Выборгской стороной; постоянный был построен в 1874-1879 гг.

Н.Г. Чернышевский. Роман «Что делать?»

Тема сегодняшнего урока – роман Н.Г. Чернышевского «Что делать?».

Предпосылки к написанию романа «Что делать?»

Мы помним, что Н.Г. Чернышевский (1828–1889) (рис. 1)

Рис. 1. Н.Г. Чернышевский (Источник)

стал писателем поневоле: это было связано с заточением писателя в одиночную камеру Алексеевского равелина Петропавловской крепости (рис. 2),

Рис. 2. Алексеевский равелин Петропавловской крепости (Источник)

надзиратели которой заставили Чернышевского писать (рис. 3).

Рис. 3. Н.Г. Чернышевский пишет роман «Что делать?» в Алексеевском равелине Петровпавловской крепости (Е.Д. Горовых) (Источник)

Но, несмотря на то, что роман был написан по принуждению и сразу издан (печатание романа было начато в 1863 году в журнале «Современник») (рис. 4),

Рис. 4. стр. 5 третьего номера 95-го тома «Современника», в котором начато печатание романа Н.Г. Чернышевского «Что делать?» (1863) (Источник)

произведение было изъято и уничтожено. Тем не менее, роман остался в сознании нескольких русских поколений. Доказательством этого стал тот факт, что название «Что делать?», как и название «Кто виноват?» (роман, написанный несколько ранее А.И. Герценом (рис. 5)),

вошло в поговорку: «Что делать?» и «Кто виноват?» – исконно русские вопросы».

След романа «Что делать?» в русской литературе остался не только благодаря поговорке, но и благодаря последователям, соперникам и врагам Чернышевского. Роман, который был запрещен к изданию, все время вызывал полемику. С этим неназванным, неизданным, потаённым романом полемизировали практически все русские писатели второй половины ХІХ века. Роман издавался за границей, переписывался от руки, но с ним спорили, пытались отвечать на него все крупные писатели, жившие после Чернышевского. Все это заставляет внимательнее присмотреться к роману и подумать, что же такого написал Чернышевский, что пропустила цензура и заставило всех будущих русских писателей с ним спорить.

Читать еще:  От каких продуктов нужно отказаться чтобы убрать живот. Животик, не расти! Как правильно питаться, чтобы убрать живот

Романы «Что делать?» и «Кто виноват?» прочно связаны и между собой, и с традицией романов ХІХ века, которая началась с А.С. Пушкина (рис. 6),

а завершилась на рубеже ХІХ и ХХ вв. Но наступила кульминация в развитии жанра романа. Это была традиция романов о том, что происходит здесь и сейчас. Это романы, содержание которых всегда было тесно связано со временем действия в них и со временем, когда читатель их читал, что было сходно с единством действия и времени в драматургии классицизма. Поэтому читатель привык к тому, что очередной роман, напечатанный в журнале, рассказывает о том, что происходило с героем всего несколько месяцев назад. Это был живой отклик на какие-то события. Вопросы «Что делать?» и «Кто виноват?» всегда связаны с вопросами реальной жизни человека. В сущности, все романы ХІХ века были размышлениями на тему о своем поколении:

Печально я гляжу на наше поколенье!

Его грядущееиль пусто, иль темно,

Меж тем, под бременем познанья и сомненья,

В бездействии состарится оно… («Дума»)

М.Ю. Лермонтов (рис. 7)

Рис. 7. М.Ю. Лермонтов (Источник)

написал эти строчки в 1838 году. Прошло 5 лет со времени появления «Евгения Онегина», поэтому эти строчки могли бы быть послесловием к роману А.С. Пушкина, где фразу «Печально я гляжу на наше поколенье» мог бы сказать сам Онегин (рис. 8).

Рис. 8. Образ Евгения Онегина (Л. Тимошенко. Ил. к роману «Евгений Онегин») (Источник)

Но это могло бы быть и прологом к следующему роману, написанному самим Лермонтовым, – «Герой нашего времени», в котором фраза «Печально я гляжу на наше поколенье» могла бы принадлежать Печорину (рис. 9).

Рис. 9. Образ Печорина (П. Боклевский. Ил. к роману «Герой нашего времени») (Источник)

Вопрос «Кто виноват?» вел также к теме поколения, которое позже назвали потерянным. Это поколение начало искать ответы на вопросы «Кто виноват?» и «Что делать?». У людей в жизни бывают разные проблемы: личные и общественные. Судьба отдельного человека связана с судьбой общества, поколения, страны. И так сложилось в русском романе, что мерилом для каждого отдельного героя и для его поколения становится его отношение с женщиной. Женщина выбирает героя времени, делает героя героем или антигероем (как, например, Печорина у Лермонтова). В какой-то мере и достоинства, и пороки присутствуют в каждом из литературных героев. Поэтому вопрос «Что делать?» связан и с тем, что делать, чтобы заслужить любовь женщины, которую он избрал для себя, и что делать, чтобы его поколение не прошло «без цели и следа». Семейная и общественная коллизии связываются между собой: герой времени – в той мере герой, в какой он может влюбить в себя женщину, может приблизить будущее, завоевать право называться общественным деятелем и борцом за светлое будущее. Итак, роман Чернышевского «Что делать?» вписывается в ту серию романов, которая составляет золотой фонд русской литературы, он входит в контекст общественно-исторического движения.

Непосредственным поводом для того, чтобы узник Петропавловской крепости занялся написанием романа, послужило появление другого романа этой серии. Накануне мая 1862 года, когда был арестован и заключен в крепость Чернышевский, И.С. Тургенев (рис. 10)

Рис. 10. И.С. Тургенев (Источник)

в журнале Каткова «Русский вестник» (рис. 11)

Рис. 11. Титульный лист журнала «Русский вестник» (1856) (Источник)

опубликовал свой знаменитый роман «Отцы и дети», который также связан с лермонтовской «Думой» о своем поколении:

Богаты мы, едва из колыбели,

Ошибками отцов и поздним их умом,

И жизнь уж нас томит, как ровный путь без цели,

Как пир на празднике чужом.

Толпой угрюмою и скоро позабытой

Над миром мы пройдем без шума и следа,

Не бросивши векам ни мысли плодовитой,

Ни гением начатого труда.

И прах наш, с строгостью судьи и гражданина,

Потомок оскорбит презрительным стихом,

Насмешкой горькою обманутого сына

Над промотавшимся отцом.

Лермонтовская «Дума» могла бы послужить и эпиграфом, и заключением практически к каждому из тех романов, о которых мы ведем речь. Размышления о судьбе своего поколения и о том, каким будущее видится этому поколению, занималась вся русская литература в последующие годы и десятилетия.

Романы ХІХ века – «дума» о времени и о себе

«Отцы и дети» – это попытка Тургенева продолжить лермонтовскую мысль. Он попытался среди своих современников найти отцов, но не нашел. Тургенев чувствовал себя на полпути от Лермонтова к следующему поколению. Чернышевский уже принадлежал этому новому поколению, он отвечает за детей и показывает, что Тургенев оклеветал этих детей из самых добрых побуждений. Тургенев весьма благосклонно относился к детям и их другу Базарову, новому человеку, но Чернышевский не согласен с трактовкой Тургенева, вынужденного похоронить Базарова. В семейной жизни у этих людей также ничего не получается, как не получалось у Онегина, который оказался сломлен любовным треугольником: та Татьяна, которую он полюбил, оказалась замужем. Это трагедия, о которой Пушкин молчит. Вспомним также трагедию Печорина, который оказался один, трагедию героя Герцена, не сумевшего разрушить семейный покой женщины, которую он любил. И в результате, несчастными оказались все: и она, и ее муж, и герой. Тургенев не нашел иного способа, как похоронить героя. Базаров умер, заразившись на вскрытии трупным ядом. С такой символической смертью как раз и не согласен Чернышевский. Во-первых, он находит выход из любовного треугольника. Роман начинается детективной историей о ложном самоубийстве, которое читателю, в отличие от полиции, удается разгадать вмиг. Инсценировка самоубийства, чтобы скрыться человеку, стала разрешением любовной драмы (впервые в русской литературе). Во-вторых, герой у Чернышевского оказывается способным сделать то, чего не могли сделать до него все другие герои в русской литературе. Пушкин делает Онегина учителем жизни, который поучает других, а совладать с собой не может. Герой Тургенева хвастается, что он справился с этой задачей: «Всякий человек воспитать себя должен, вот как я, например», – говорит Базаров. В романе Чернышевского появляется особенный человек, который не только говорит, но строит свою жизнь так, как он считает нужным. Впоследствии появилось выражение, которое пришло к нам из американской литературы: «человек, который сам себя сделал». Тем не менее, в русской литературе Чернышевский первым изобразил такого человека, а ответ на вопрос «что делать?» оказывался прозрачным и очевидным.

Но остается непонятным, каким образом Чернышевскому удалось обмануть цензуру и провести свой роман в печать. Роман пропагандистский, революционный, о человеке, который подпольно занимается политической деятельностью. Объяснение простое: в первых главах романа автор ловко манипулирует сознанием читателя. Его роман вызывает такое стойкое отвращение у врагов, что они уверены: роман Чернышевского дискредитирует и автора, и само произведение. Поэтому цензоры соглашаются печатать этот «ужасный» роман. Но читатель-единомышленник очень хорошо и правильно понимает роман. Такая игра с читателем и его двояким восприятием и стала тем новым, что внес Чернышевский в русскую литературу. Писатель не только ответил на вопрос «что делать?», но и показал, как это сделать.

Сквозные темы и мотивы литературы ХІХ века

Когда мы говорим о том, что все русские романы представляют собой части одного большого романа, который издавался в разных русских журналах ХІХ века и являлся многотомной эпопеей о русской жизни, о жизни поколений, о судьбах отдельных людей и судьбе страны, складывавшейся из этих отдельных судеб, то мы должны понимать, что есть определенные «скобочки», которые скрепляют эти части. Их можно назвать общими темами: тема любви, семьи, самореализации. Но есть и маленькие «скобки», которые мы назовем мотивами.

Мотив – это простейшая составная часть сюжета, это часть темы, которая выражается одним словом.

Это как в музыке: есть мелодия, а есть мотив – несколько повторяющихся нот, которые напоминают слушателю те переживания, которые уже прошли. Чередование одних и тех же мотивов скрепляет литературное произведение и делает его целостным. Практически все русские писатели до середины ХХ века знали, например, Библию (рис. 12),

Рис. 12. Библия (современное издание) (Источник)

которая входила в круг образования людей. И все писатели знали библейские мотивы, перекочевавшие потом в их книги. Например, мотив Екклесиаста: «Суета сует» (Библия, книга Екклесиаста, глава 12, стих 8). За этими двумя словами стоит символ бессмысленности человеческого существования. Так же и для писателей ХІХ века теми «скобками», которые держали и соединяли их романы, были определенные мотивы, с помощью которых они постоянно намекали и подсказывали своим читателям, напоминая им о каких-то общеизвестных обстоятельствах. Проблема в том, что теперь, спустя годы, нам непонятны эти намеки.

Таким образом, Чернышевский в своем романе намекает на связь своего героя с героями предыдущих романов. Его особенный человек носит фамилию Рахметов, которая отдаленно напоминает придуманную Тургеневым фамилию Базаров. Эти фамилии напоминают друг друга своим тюркским происхождением, а значит, предки этих героев не были русскими людьми. Поэтому принципиально то, что та жизнь, которую описывает и Тургенев, и Чернышевский, впитала в себя слои совсем другого происхождения людей, которые до недавнего времени были пришлыми, а теперь оказались своими. И подобного рода намеками пронизаны все романы ХІХ века.

Список литературы

1. Сахаров В.И., Зинин С.А. Русский язык и литература. Литература (базовый и углубленный уровни) 10. – М.: Русское слово.

2. Архангельский А.Н. и др. Русский язык и литература. Литература (углубленный уровень) 10. – М.: Дрофа.

3. Ланин Б.А., Устинова Л.Ю., Шамчикова В.М. / под ред. Ланина Б.А. Русский язык и литература. Литература (базовый и углубленный уровни) 10. – М.: ВЕНТАНА-ГРАФ.

Дополнительные рекомендованные ссылки на ресурсы сети Интернет

Домашнее задание

  1. Ознакомьтесь с биографией Н.Г. Чернышевского, составьте хронологическую таблицу значимых дат его жизни и творчества.
  2. Прочтите и проанализируйте роман «Что делать?».
  3. * Подготовьте доклад на тему: «Новый тип художественного мышления Н.Г. Чернышевского».

Если вы нашли ошибку или неработающую ссылку, пожалуйста, сообщите нам – сделайте свой вклад в развитие проекта.

Анализ и краткое содержание «Что делать?» (Чернышевский Н. Г.)

Впервые отдельной книгой самое знаменитое произведение Чернышевского – роман «Что делать?» – вышло в 1867 году в Женеве. Инициаторами выхода книги стали русские эмигранты, в России роман к тому времени был запрещен цензурой. В 1863 году произведение еще успели опубликовать в журнале «Современник», но те номера, где были напечатаны его отдельные главы, вскоре оказались под запретом. Краткое содержание «Что делать?» Чернышевского молодежь тех лет передавала друг другу из уст в уста, а сам роман – в рукописных копиях, настолько произведение произвело на них неизгладимое впечатление.

Возможно ли что-то сделать

Молодежь конца XIX века идеи Чернышевского превратила в своего рода программу собственной жизни. Рассказы о многочисленных благородных поступках тех лет стали появляться настолько часто, что на какое-то время стали едва ли не обыденностью повседневной жизни. Многие вдруг осознали, что способны на Поступок.

Наличие вопроса и четкий ответ на него

Характеристика личности автора через его героев

И у писателей, и у читателей, а также всезнающих критиков, бытует мнение, что главные герои произведения – своего рода литературные копии их создателей. Даже если не точные копии, то очень близкие по духу автору. Повествование романа «Что делать?» ведется от первого лица, а автор – действующий персонаж. Он вступает с другими героями в беседу, даже спорит с ними и, словно «голос за кадром», объясняет и персонажам, и читателям многие непонятные для них моменты.

В то же самое время автор доносит до читателя сомнения в своих писательских способностях, говорит, что «даже и языком-то владеет плохо», и уж точно в нем нет ни капли «художественного таланта». Но для читателя его сомнения неубедительны, это опровергает и роман, который создал сам Чернышевский, «Что делать?». Вера Павловна и остальные персонажи настолько точно и разносторонне выписаны, наделены такими уникальными индивидуальными качествами, чего автор, не обладающий истинным талантом, создать был бы неспособен.

Читать еще:  Смесители: их разновидности и особенности

Новые, но такие разные

Герои Чернышевского, эти положительные «новые люди», по убеждению автора, из разряда нереальных, несуществующих, в одно прекрасное время должны сами собой прочно войти в нашу жизнь. Войти, раствориться в толпе людей заурядных, потеснить их, кого-то переродить, кого-то переубедить, остальных – неподдающихся – напрочь вытолкнуть из общей массы, избавляя от них общество, словно поле от сорной травы. Художественная утопия, которую ясно осознавал и пытался определить через название сам Чернышевский, – «Что делать?». Особенный человек, по его глубокому убеждению, способен кардинально изменить мир вокруг себя, но как это сделать, он должен определить для себя сам.

Формирование «нового человека» в середине XIX века

Эти два произведения великих русских писателей стали для читателей и окололитературной общественности второй половины XIX века своеобразным маячком – лучом света в темном царстве. И Чернышевский, и Тургенев громко заявили о существовании «нового человека», его необходимости в формировании особенного настроения общества, способного осуществить кардинальные изменения в стране.

Если перечитать и перевести краткое содержание «Что делать?» Чернышевского в плоскость революционных идей, глубоко поразивших умы отдельной части населения тех лет, то многие аллегорические особенности произведения станут легко объяснимыми. Образ «невесты своих женихов», виденный Верой Павловной в своем втором сне, не что иное, как «Революция» – именно такой вывод делают жившие в разные годы литераторы, со всех сторон изучившие и проанализировавшие роман. Иносказательностью отмечены и остальные образы, о которых в романе идет повествование, вне зависимости от того, одушевленные они или нет.

Немного о теории разумного эгоизма

«Что делать?», анализ которого мы даем в нашем обзоре, в итоге гораздо ближе читателю тургеневских «Отцов и детей».

Кратко о сюжете

Как уже смог определить читатель, никогда не бравший в руки роман Чернышевского, главное действующее лицо произведения – Вера Павловна. Через ее жизнь, формирование ее личности, ее взаимоотношения с окружающими, в том числе и мужчинами, раскрывает автор главную мысль своего романа. Краткое содержание «Что делать?» Чернышевского без перечисления характеристик главных персонажей и подробностей их жизней можно передать в нескольких предложениях.

Бытие определяет сознание?

Формирование личности Веры Павловны далеко от закономерности особенностей характера тех ее сверстников, что росли и воспитывались в схожих с нею условиях. Несмотря на свою юность, отсутствие опыта и связей, героиня четко знает, чего она хочет в жизни. Удачно выйти замуж и стать заурядной матерью семейства – это не для нее, тем более что к 14 годам девушка многое умела и понимала. Она прекрасно шила и обеспечивала всю семью одеждой, в 16 лет начала зарабатывать, давая частные уроки игры на фортепьяно. Стремление матери выдать ее замуж встречает твердым отказом и создает собственное дело – швейную мастерскую. О сломанных стереотипах, о смелых поступках сильного характера произведение «Что делать?». Чернышевский по-своему дает объяснение устоявшемуся утверждению, что сознание определяет то бытие, в котором находится человек. Определяет, но только так, как решает он сам – либо следуя по выбранной не им дороге, либо находит свою собственную. Вера Павловна сошла с пути, уготованном ей матерью и той средой, в которой она жила, и создала свой путь.

Между сферами мечтаний и действительности

Определить свой путь еще не значит его найти и идти по нему. Между мечтами и воплощением их в действительность лежит огромная пропасть. Кто-то не решается перепрыгнуть через нее, а кто-то собирает всю свою волю в кулак и делает решительный шаг. Так отвечает на поднятую проблему в своем романе Чернышевский «Что делать?». Анализ этапов формирования личности Веры Павловны вместо читателя осуществляет сам автор. Он проводит его через воплощение героиней своих мечтаний о собственной свободе в действительность благодаря активной деятельности. Пусть это трудный, но прямой и вполне проходимый путь. И по нему Чернышевский не только направляет свою героиню, но и позволяет ей добиться желаемого, давая читателю понять, что только деятельностью можно достичь заветной цели. К сожалению, автор подчеркивает, что не каждый выбирает этот путь. Далеко не каждый.

Отражение действительности через сны

В довольно необычной форме написал свой роман «Что делать?» Чернышевский. Сны Веры – всего их в романе четыре – раскрывают глубину и своеобразность тех мыслей, которые вызывают в ней реальные события. В первом своем сне она видит себя освобожденной из подвала. В этом некий символизм ухода из собственного дома, где ей была уготована неприемлемая для нее участь. Через идею освобождения таких же, как она, девушек Вера Павловна и создает свою мастерскую, в которой каждая швея получает равную долю от общего ее дохода.

Второй и третий сон объясняют читателю через реальную и фантастическую грязь, чтение Верочкиного дневника (которого она, кстати, никогда не вела) то, какие мысли о существовании различных людей овладевают героиней в разный период ее жизни, что она думает о своем втором замужестве и о самой необходимости этого замужества. Объяснение через сны – удобная форма изложения произведения, которую выбрал Чернышевский. «Что делать?» – содержание романа, отраженное через сны, характеры главных действующих лиц в снах – достойный образец применения Чернышевским этой новой формы.

Идеалы светлого будущего, или Четвертый сон Веры Павловны

Если первые три сна героини отражали ее отношение к свершившимся фактам, то ее четвертый сон – мечты о будущем. Достаточно более детально вспомнить его. Итак, Вере Павловне снится совершенно иной мир, неправдоподобный и прекрасный. Она видит множество счастливых людей, живущих в чудесном доме: роскошном, просторном, окруженном изумительными видами, украшенном бьющими фонтанами. В нем никто не чувствует себя обездоленным, на всех – одна общая радость, одно общее благосостояние, в нем все равны.

Утопия и ее предсказуемый финал

Как всем известно, свой главный труд – роман «Что делать?» – Николай Чернышевский писал, находясь в заключении. Лишенный семьи, общества, свободы, видя в застенках реальность совершенно по-новому, мечтая об иной действительности, писатель излагал ее на бумаге, сам не веря в ее осуществление. То, что «новые люди» способны изменить мир, в этом Чернышевский не сомневался. Но то, что под властью обстоятельств выстоит не каждый, и не всякий будет достоин лучшей жизни – это он тоже понимал.

Чем заканчивается роман? Идиллическим сосуществованием двух близких по духу семей: Кирсановых и Лопуховых-Бьюмонтов. Маленький мир, созданный деятельными, полными благородства помыслов и поступков людьми. Много вокруг подобных счастливых сообществ? Нет! Это ли не ответ на мечты Чернышевского о будущем? Кто хочет создать свой собственный благополучный и счастливый мир, тот его создаст, кто не захочет – будет плыть по течению.

Что делать?

11 июля 1856 г. в номере одной из больших петербургских гостиниц находят записку, оставленную странным постояльцем. В записке сказано, что о её авторе вскоре услышат на Литейном мосту и что подозрений ни на кого иметь не должно. Обстоятельства выясняются очень скоро: ночью на Литейном мосту стреляется какой-то человек. Из воды вылавливают его простреленную фуражку.

В то же самое утро на даче на Каменном острове сидит и шьёт молодая дама, напевая бойкую и смелую французскую песенку о рабочих людях, которых освободит знание. Зовут её Вера Павловна. Служанка приносит ей письмо, прочитав которое Вера Павловна рыдает, закрыв лицо руками. Вошедший молодой человек пытается её успокоить, но Вера Павловна безутешна. Она отталкивает молодого человека со словами: «Ты в крови! На тебе его кровь! Ты не виноват — я одна. » В письме, полученном Верой Павловной, говорится о том, что пишущий его сходит со сцены, потому что слишком любит «вас обоих».

Трагической развязке предшествует история жизни Веры Павловны. Детство её прошло в Петербурге, в многоэтажном доме на Гороховой, между Садовой и Семёновским мостом. Отец её, Павел Константинович Розальский — управляющий домом, мать даёт деньги под залог. Единственная забота матери, Марьи Алексеевны, по отношению к Верочке: поскорее выдать её замуж за богатого. Недалёкая и злая женщина делает для этого все возможное: приглашает к дочери учителя музыки, наряжает её и даже водит в театр. Вскоре красивую смуглую девушку замечает хозяйский сын, офицер Сторешников, и тут же решает соблазнить её. Надеясь заставить Сторешникова жениться, Марья Алексеевна требует, чтобы дочь была к нему благосклонна, Верочка же всячески отказывается от этого, понимая истинные намерения ловеласа. Ей удаётся кое-как обманывать мать, делая вид, что она заманивает ухажёра, но долго это продолжаться не может. Положение Верочки в доме становится совершенно невыносимым. Разрешается же оно неожиданным образом.

К Верочкиному брату Феде приглашён учитель, студент-медик выпускного курса Дмитрий Сергеевич Лопухов. Сначала молодые люди относятся друг к другу настороженно, но потом начинают беседовать о книгах, о музыке, о справедливом образе мыслей и вскоре чувствуют расположение друг к другу. Узнав о бедственном положении девушки, Лопухов пытается ей помочь. Он ищет ей место гувернантки, которое дало бы Верочке возможность поселиться отдельно от родителей. Но поиски оказываются безуспешными: никто не хочет брать на себя ответственность за судьбу девушки, если она сбежит из дому. Тогда влюблённый студент находит другой выход: незадолго до окончания курса, чтобы иметь достаточно средств, он оставляет учёбу и, занявшись частными уроками и переводом учебника географии, делает Верочке предложение. В это время Верочке снится первый её сон: она видит себя выпущенной из сырого и тёмного подвала и беседующей с удивительной красавицей, которая называет себя любовью к людям. Верочка обещает красавице, что всегда будет выпускать из подвалов других девушек, запертых так же, как была заперта она.

Молодые снимают квартиру, и жизнь их идёт хорошо. Правда, квартирной хозяйке кажутся странными их отношения: «миленькая» и «миленький» спят в разных комнатах, входят друг к другу только после стука, не показываются друг другу неодетыми и т. п. Верочке с трудом удаётся объяснить хозяйке, что такими и должны быть отношения между супругами, если они не хотят надоесть друг другу.

Вера Павловна читает книжки, даёт частные уроки, ведёт хозяйство. Вскоре она затевает собственное предприятие — швейную мастерскую. Девушки работают в мастерской не по найму, а являются её совладелицами и получают свою долю от дохода, как и Вера Павловна. Они не только трудятся вместе, но вместе проводят свободное время: ездят на пикники, беседуют. Во втором своём сне Вера Павловна видит поле, на котором растут колосья. Она видит на этом поле и грязь — вернее, две грязи: фантастическую и реальную. Реальная грязь — это забота о самом необходимом (такая, которою всегда была обременена мать Веры Павловны), и из неё могут вырасти колосья. Фантастическая грязь — забота о лишнем и ненужном; из неё ничего путного не вырастает.

У супругов Лопуховых часто бывает лучший друг Дмитрия Сергеевича, его бывший однокурсник и духовно близкий ему человек — Александр Матвеевич Кирсанов. Оба они «грудью, без связей, без знакомств, пролагали себе дорогу». Кирсанов — человек волевой, мужественный, способный и на решительный поступок, и на тонкое чувство. Он скрашивает разговорами одиночество Веры Павловны, когда Лопухов бывает занят, возит её в Оперу, которую оба любят. Впрочем, вскоре, не объясняя причин, Кирсанов перестаёт бывать у своего друга, чем очень обижает и его, и Веру Павловну. Они не знают истинной причины его «охлаждения»: Кирсанов влюблён в жену друга. Он вновь появляется в доме, только когда Лопухов заболевает: Кирсанов — врач, он лечит Лопухова и помогает Вере Павловне ухаживать за ним. Вера Павловна находится в полном смятении: она чувствует, что влюблена в друга своего мужа. Ей снится третий сон. В этом сне Вера Павловна с помощью какой-то неведомой женщины читает страницы собственного дневника, в котором сказано, что она испытывает к мужу благодарность, а не то тихое, нежное чувство, потребность которого так в ней велика.

Ситуация, в которую попали трое умных и порядочных «новых людей», кажется неразрешимой. Наконец Лопухов находит выход — выстрел на Литейном мосту. В день, когда получено это известие, к Вере Павловне приходит старый знакомый Кирсанова и Лопухова — Рахметов, «особенный человек». «Высшую натуру» пробудил в нем в своё время Кирсанов, приобщивший студента Рахметова к книгам, «которые нужно читать». Происходя из богатой семьи, Рахметов продал имение, деньги раздал своим стипендиатам и теперь ведёт суровый образ жизни: отчасти из-за того, что считает для себя невозможным иметь то, чего не имеет простой человек, отчасти — из желания воспитать свой характер. Так, однажды он решает спать на гвоздях, чтобы испытать свои физические возможности. Он не пьёт вина, не прикасается к женщинам. Рахметова часто называют Никитушкой Ломовым — за то, что он ходил по Волге с бурлаками, чтобы приблизиться к народу и приобрести любовь и уважение простых людей. Жизнь Рахметова окутана покровом таинственности явно революционного толка. У него много дел, но все это не его личные дела. Он путешествует по Европе, собираясь вернуться в Россию года через три, когда ему там «нужно» будет быть. Этот «экземпляр очень редкой породы» отличается от просто «честных и добрых людей» тем, что являет собою «двигатель двигателей, соль соли земли».

Читать еще:  Как читается удельное сопротивление. Удельное сопротивление проводников: меди, алюминия, стали

Рахметов приносит Вере Павловне записку от Лопухова, прочитав которую она делается спокойною и даже весёлою. Кроме того, Рахметов объясняет Вере Павловне, что несходство её характера с характером Лопухова было слишком велико, оттого она и потянулась к Кирсанову. Успокоившись после разговора с Рахметовым, Вера Павловна уезжает в Новгород, где через несколько недель венчается с Кирсановым.

О несходстве характеров Лопухова и Веры Павловны говорится и в письме, которое она вскоре получает из Берлина, Некий студент-медик, якобы хороший знакомый Лопухова, передаёт Вере Павловне его точные слова о том, что тот стал чувствовать себя лучше, расставшись с нею, ибо имел наклонность к уединению, которое никак невозможно было при жизни с общительной Верой Павловной. Таким образом, любовные дела устраиваются к общему удовольствию. Семейство Кирсановых имеет примерно такой же образ жизни, что прежде семейство Лопуховых. Александр Матвеевич много работает, Вера Павловна кушает сливки, принимает ванны и занимается швейными мастерскими: их теперь у неё две. Точно так же в доме существуют нейтральные и ненейтральные комнаты, и в ненейтральные комнаты супруги могут зайти только после стука. Но Вера Павловна замечает, что Кирсанов не просто предоставляет ей вести тот образ жизни, который ей нравится, и не просто готов подставить ей плечо в трудную минуту, но и живо интересуется её жизнью. Он понимает её стремление заниматься каким-нибудь делом, «которого нельзя отложить». С помощью Кирсанова Вера Павловна начинает изучать медицину.

Вскоре ей снится четвёртый сон. Природа в этом сне «льёт аромат и песню, любовь и негу в грудь». Поэт, чело и мысль которого озарены вдохновением, поёт песнь о смысле истории. Перед Верой Павловной проходят картины жизни женщин в разные тысячелетия. Сначала женщина-рабыня повинуется своему господину среди шатров номадов, потом афиняне поклоняются женщине, все-таки не признавая её равной себе. Потом возникает образ прекрасной дамы, ради которой сражается на турнире рыцарь. Но он любит её только до тех пор, пока она не становится его женой, то есть рабыней. Затем Вера Павловна видит вместо лица богини собственное лицо. Черты его далеки от совершенства, но оно озарено сиянием любви. Великая женщина, знакомая ей ещё по первому сну, объясняет Вере Павловне, в чем смысл женского равноправия и свободы. Эта женщина являет Вере Павловне и картины будущего: граждане Новой России живут в прекрасном доме из чугуна, хрусталя и алюминия. С утра они работают, вечером веселятся, а «кто не наработался вдоволь, тот не приготовил нерв, чтобы чувствовать полноту веселья». Путеводительница объясняет Вере Павловне, что это будущее следует любить, для него следует работать и переносить из него в настоящее все, что можно перенести.

У Кирсановых бывает много молодых людей, единомышленников: «Недавно появился этот тип и быстро распложается». Все это люди порядочные, трудолюбивые, имеющие незыблемые жизненные принципы и обладающие «хладнокровной практичностью». Среди них вскоре появляется семейство Бьюмонт. Екатерина Васильевна Бьюмонт, урождённая Полозова, была одной из самых богатых невест Петербурга. Кирсанов однажды помог ей умным советом: с его помощью Полозова разобралась в том, что человек, в которого она была влюблена, недостоин её. Потом Екатерина Васильевна выходит замуж за человека, называющего себя агентом английской фирмы Чарльзом Бьюмонтом. Тот прекрасно говорит по-русски — потому что якобы до двадцати лет жил в России. Роман его с Полозовой развивается спокойно: оба они — люди, которые «не бесятся без причины». При встрече Бьюмонта с Кирсановым становится понятно, что этот человек — Лопухов. Семейства Кирсановых и Бьюмонт чувствуют такую духовную близость, что вскоре поселяются в одном доме, вместе принимают гостей. Екатерина Васильевна тоже устраивает швейную мастерскую, и круг «новых людей» становится таким образом все шире.

Что делать?

Николай Чернышевский

Роман Н. Г. Чернышевского «Что делать?» был написан в стенах Петропавловской крепости в декабре 1862 — апреле 1863 г. Настоящее издание впервые дает научно выверенный текст романа и полностью воспроизводит черновой автограф. В дополнении печатается записка Чернышевского к А. Н. Пыпину и Н. А. Некрасову, важная для уяснения замысла романа и долго остававшаяся ошибочно понятой.

Роман Н. Г. Чернышевского «Что делать?» был написан в стенах Петропавловской крепости в декабре 1862 — апреле 1863 г. Настоящее издание впервые дает научно выверенный текст романа и полностью… Развернуть

Кураторы

Рецензии

Время действия: примерно 1850 — 1856 г.
Место действия: Россия / Коломна, Петербург
Впечатления: Решила слушать Чернышевского в аудиоформате, начала с предисловия и после посыпавшихся на меня слов «социализм», «коммунизм», «революция», «Ленин», «всеобщий труд», «свободная любовь», «подполье». я уж стала думать за что же мне такой совет для осеннего чтения прилетел)))

Первые главы ситуации не исправили. Скорее, у меня глаза полезли на лоб от того, что я услышала в романе, причисленном к русской классике и даже где-то, как мне сказали, входящем в школьную программу. Началось все с самоубийства. Потом автор вылил на читателя столько грязи и мерзости. Мать главной героини Веры хочет ее выдать замуж, но в самом плохом смысле — продать мужу, а если никто не возьмет, так и роль содержанки сгодится. Для этого мать дочь не только уговаривает, но и не гнушается рукоприкладством, оскорблениями и угрозами. Сама эта мать занимается денежными ссудами и нечиста на руку, а в молодости была подложена мужем ради должности под начальника и родила ребенка, которого у нее отобрали. Чудные отношения в семье, чудные родители у Веры^_^ Дальше автор живописует представителей тогдашней элиты, которые заняты если не посиделками в ресторане, так поиском новой содержанки, а в перерывах не прочь полапать содержанку друга. И вот один из таких положил глаз на свежую и невинную Веру. И был искренне удивлен и оскорблен в своих лучших чувствах, когда Вера почему-то отказалась не замуж выходить, а стать шлюхой -_- Похоже у Веры была чудная не только семья, но и окружение. Вот героиню прям было очень жаль. Только ради нее и интереса к ее дальнейшей судьбе я не стала забрасывать эту книгу.

И правильно. Дальше, как в повествовании появился у младшего братика Веры учитель Лопухов, слушать стало интересно. Этот умный молодой человек быстро стал другом Веры и частым гостем ее семьи. Он отлично видел в каком невыносимом она положении оказалась — ни с семьи без разрешения матери уйти, даже чтобы пойти в гувернантки, ни замуж выйти, ибо хоть жених богат и надумал узаконить отношения, но ей стал противен. И как бы они вдвоем не думали куда бы ей податься, все ничего не получалось. Но выход, конечно же, нашелся.

Запомнился мне один любопытный момент, единственный впечатливший в романе, как Лопухову нужно было обязательно выучить французский язык — он себе сказал, что не возьмет в руки ни одного русского романа, пока не станет свободно читать французские романы. И стал. Причем один роман он мог прочитать 8 раз, зато на 9 уже все понимал. Вот так сила воли и мотивация!

Но хоть судьба героев была интересна, все же мне не понравились:
— словоохотливость автора, который постоянно на что-то отвлекался;
— обьяснения автором сюжета прямо по ходу романа, не поняла зачем это было нужно;
— «дружочек», «миленький» через каждое предложение в речи Веры к Лопухову уж был совсем перебор;
— чересчур растянутое описание работы швейной мастерской;
— многословный и подробный рассказ о жизни, убеждениях, быте даже второстепенных персонажей, не важных для развития истории главных героев.

Но то что мне не понравилось категорически — то как автор ведет диалог со своим читателем. Я не приемлю, когда автор, тем более вроде как классик, начинает фамильярничать, поучать, смотреть свысока. Чернышевский же ко всему прочему позволил себе еще и грубить.

«. вот как на самом-то деле были вещи, неужели ты и этого не понимал?»
«Видишь ли, государь мой, проницательный читатель, какие хитрецы благородные-то люди и как играет в них эгоизм-то: не так, как в тебе, государь мой, потому что удовольствие-то находят они не в том, в чем ты, государь мой; они, видишь ли, высшее свое наслаждение находят в том, чтобы люди, которых они уважают, думали о них как о благородных людях, и для этого, государь мой, они хлопочут и придумывают всякие штуки не менее усердно, чем ты для своих целей, только цели-то у вас различные, потому и штуки придумываются не одинаковые тобою и ими: ты придумываешь дрянные, вредные для других, а они придумывают честные, полезные для других.»
«. понимаешь ли хоть теперь? Все еще нет? Хорош же, однако, ты. Плох по части смысла-то, плох. Ну, вот тебе, раскушу.»
«Додумался ли? Да нет, куда тебе. Ну, слушай же. Или нет, не слушай, ты не поймешь, отстань, довольно я потешался над тобою. Я теперь говорю уж не с тобою, я говорю с публикою, и говорю серьезно.»
«Я держу пари, что до последних отделов этой главы Вера Павловна, Кирсанов, Лопухов казались большинству публики героями, лицами высшей натуры, пожалуй даже лицами идеализированными, пожалуй даже лицами невозможными в действительности по слишком высокому благородству. Нет, друзья мои, злые, дурные, жалкие друзья мои, это не так вам представлялось: не они стоят слишком высоко, а вы стоите слишком низко. Вы видите теперь, что они стоят просто на земле: это оттого только казались они вам парящими на облаках, что вы сидите в преисподней трущобе.»

Как, приятно такое читать? Разве автор должен себе позволять называть своего читателя «жалким, глупым, дешевым»? Что это вообще такое? К чему это было? Хотела за это поставить роману «2», но не стала, пусть остается на совести автора.

Итого: Потратила на «Что делать?» Чернышевского 60 часов своего чтения. Стоило ли оно того? Пишет автор неплохо, но все портит его чрезмерная многословность и неуместно выстроенный диалог с читателем. Сам сюжет вроде бы интересен, но историю Веры и Лопухова и других персонажей можно пересказать в паре абзацев. Несет ли роман в себе какую-то полезную мысль и мораль? Для меня нет. Так что, к сожалению, роман мне не понравился, время оказалось потрачено зря, а к Чернышевскому я больше и близко не подойду) Не люблю, когда я беру книгу, читаю ее, разбираюсь в истории, а автор начинает меня еще за это и поучать, и грубить.

Книга прочитана в рамках игры «Четыре сезона», за совет благодарю Lemuria . Не сошлись мы с автором характерами:)

Время действия: примерно 1850 — 1856 г.
Место действия: Россия / Коломна, Петербург
Впечатления: Решила слушать Чернышевского в аудиоформате, начала с предисловия и после посыпавшихся на меня слов «социализм», «коммунизм»,… Развернуть

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector