2 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Потери союзников во второй мировой войне. Оценка соотношения потерь на советско-германском и на западном фронте

Тайна немецких потерь во Второй мировой войне. Часть II. Про Кривошеева

Резюме прошлой части: в вооружённые силы Германии (ВСГ) во время Второй мировой войны было мобилизовано примерно 19 млн. человек. Но сколько ВСГ потеряли в войне? Напрямую это посчитать невозможно, нет таких документов, в которых были бы учтены все потери, и оставалось только их сложить, чтобы получить нужную цифру. Масса немецких военнослужащих выбыла из строя вообще без отражения в какой-либо отчётности.

Военно-исторический коллектив под руководством Кривошеева констатировал: «определение… потерь вооруженных сил Германии… представляет весьма сложную проблему… это связано с отсутствием полного комплекта отчетно-статистических материалов…» (цитата из книги «Россия и СССР в войнах XX века»). Решить проблему определения немецких потерь, по мнению Кривошеева, можно балансовым методом. Надо посмотреть: сколько мобилизовано в ВСГ и сколько осталось на момент капитуляции, разница будет убылью – осталось распределить её по причинам. Получился такой результат (в тыс. человек):

Состояло в ВСГ на 1 марта 1939 г. — 3214
Мобилизовано с 1.6.1939 по 30.4.1945 г. — 17893

Всего за годы войны привлечено в вооруженные силы
Германии с учетом служивших до 1 марта 1939 г. — 21107

К началу капитуляции германских войск:
— оставалось в строю — 4100
— находилось в госпиталях — 700

В ходе войны убыло (всего) — 16307
из них:
а) Безвозвратные потери (всего) — 11844
В том числе:
— погибло, умерло от ран и болезни, пропало без вести — 4457
— попало в плен — 7387

б) Другая убыль (всего) — 4463
из них:
— уволено по ранению и болезни на длительный срок
как негодные к военной службе (инвалиды), дезертировало — 2463
— демобилизовано и направлено для работы
в промышленности — 2000

Баланс по Кривошееву: мобилизовано в ВСГ – 21,1 млн., из них к капитуляции осталось 4,1 млн. (+ 0,7 млн. раненых в госпиталях). Следовательно, за войну выбыло 16,3 млн. – из них 7,4 млн. попали в плен, 4,4 млн. искалечены или направлены в промышленность; остаётся 4,5 млн. – это и есть погибшие.

Цифры Кривошеева давно уже стали объектом критики. Общее количество мобилизованных (21 млн.) завышено. Но и последующие цифры явно сомнительны. Неясна графа «демобилизованные для работы в промышленности» — 2 000 000 человек. Сам Кривошеев ссылок и пояснений на происхождение такой цифры не даёт. Значит, просто взял у Мюллера-Гиллебранда. Но как получил эту цифру М-Г? Ссылок М-Г не даёт; его книга — фундаментальная, она ни на что не ссылается, ссылаются на неё. Встречается мнение, что это солдаты, получившее тяжёлое ранение, из-за которого нести военную службу они уже не могли, но работать ещё были способны. Нет, этот контингент должен входить в графу демобилизованные по инвалидности (2,5 млн человек).

Неясно с количеством пленных. 7,8 млн. посчитаны как сдавшиеся во время боевых действий. Число невероятное, соотношение сдавшихся в плен и погибших в немецкой армии просто не было таким. После капитуляции сдались ещё 4,1 млн.; 700 тыс. находилось в госпиталях — их тоже следует отнести к пленённым. 7,8 млн. пленных до капитуляции и 4,8 млн. после, итого: взято в плен германских солдат — 12,2 млн.

Кривошеев приводит статистику: наши войска доложили о взятии 4377,3 тыс. пленных. Из них 752,5 тыс. военнослужащих союзных Германии стран. Ещё 600 тыс. чел. были освобождены непосредственно на фронтах – выявилось, что это не немцы-военнослужащие. Остаётся примерно 3 млн. человек.

Количество взятых в плен действительно огромно. Но проблема в том, что это были не только немецкие военнослужащие. Встречаются упоминания, что в плену оказывались пожарные и железнодорожники (они же в форме, мужики призывного возраста); полицейских брали в плен обязательно; то же относится и к членам военизированных организаций, а также фольскштурма, немецкого стройбата, хиви, администрации и т.п.

Из ярких примеров: войска отчитались, что в Берлине взято 134 000 пленных. Но есть публикации, авторы которых упираются, что немецких военнослужащих в Берлине было не больше 50 000. То же с Кенигсбергом: в плен взято 94 000, а гарнизон составлял по немецким данным 48 000, включая фольскштурм. В общем, пленных было много, но сколько из них были собственно военные? – Это неизвестно. Каков процент настоящих военных среди общего количества пленных — можно только гадать.

Западным союзникам сдались 2,8 млн. человек между высадкой в Нормандии и концом апреля 1945 года, 1,5 миллиона из них в апреле – немецкий фронт на западе в это время развалился. Общее число военнопленных, учтённых западными союзникам, к 30 апреля 1945 г. составило 3,15 млн. человек, и возросло до 7,6 млн. после капитуляции Германии.

Но у союзников также учитывались как военнопленные не только военнослужащие, но и личный состав многочисленных военизированных формирований, функ¬ционеры НСДАП, сотрудники органов безопасности и полиции, вплоть до пожарных. Пленными числились 7,6 млн., но реальных военнопленных было значительно меньше.

Канадец Д. Бак обратил внимание на громадное расхождение между тем, сколько союзники взяли в плен и тем, сколько они затем выпустили. Количество выпущенных намного меньше количества взятых. Из этого Д. Бак сделал вывод, что в лагерях союзников умерло до миллиона пленных немцев. Критики Бака поспешили заверить, что пленных не морили, а расхождения в числах возникли из-за безалаберного, расслабленного учёта.

До апреля 1945 в советский и западный плен было взято примерно по 1,5 млн. человек (это если считать со всеми натяжками). Общее количество пленных по Кривошееву — 12 млн. Получается, что к апрелю 1945 Германия имела 9-миллионную армию – несмотря на все понесённые поражения. И, несмотря на такую армию, она потерпела окончательное поражение за месяц. Скорее, следует предположить, что что-то не так с подсчётом пленных. Возможно, произошел двойной учёт одних и тех же пленных. 4,8 млн. пленных, взятых после капитуляции, были перемешаны с 7,4 млн. пленных, взятых до капитуляции. Итак, цифру в 7,4 млн. взятых в плен до капитуляции принимать нельзя.

Не ясно также, откуда взялась цифра в 4,1 млн. солдат, остававшихся в ВСГ к началу капитуляции.

Карта показывает территорию, оставшуюся у рейха к маю 1945. К 9 мая эта территория ещё больше уменьшилась. Могли ли поместиться на ней более 4 млн. солдат? Как вообще было установлено такое количество? Возможно, на основании подсчёта сдавшихся в плен после капитуляции. Возвращаемся к вопросу: кто оказывался в плену, считаясь немецкими военнослужащими?

Общей капитуляции Германии 9-го мая предшествовала серия капитуляций на западе: 29 апреля 1945 года капитулировали немецкие войска в Италии; 4 мая подписан акт о капитуляции германских вооруженных сил в Голландии, Дании, и Северо-Западной Германии; 5 мая капитулировали немецкие войска в Баварии и Западной Австрии.

К 9 мая действующие немецкие войска оставались только перед советской армией (в Чехословакии, Австрии, Курляндии) и перед югославской. На западных фронтах немцы уже сдались; оставалась только армия в Норвегии (9 дивизий с частями усиления — это не более 300 000 военнослужащих) и небольшие гарнизоны нескольких приморских крепостей. Советские войска отчитались о 1,4 млн. взятых в плен после капитуляции; югославы отчитались о 200 000 пленных. Вместе с армией в Норвегии получается не больше 2 млн. человек (опять же неизвестно – сколько из них собственно военнослужащие). Возможно, фраза «к началу капитуляции» означает не к 9 мая, а к концу апреля, когда началась капитуляция на западных фронтах. То есть, 4,1 млн. в строю и 0,7 млн. в госпиталях – это положение на конец апреля. Кривошеев этого не уточняет.

4,5 млн. погибших немецких военнослужащих – такую цифру в конечном результате получил Кривошеев. Современный (сравнительно) немецкий исследователь Р. Оверманс насчитал 5,1 млн. погибших военных (5,3* вместе с погибшими служащими военизированных организаций (+ 1,2 млн. погибших гражданских)). Это уже больше цифры Кривошеева. Цифра Оверманса — 5,3 млн. погибших военнослужащих — не принята в Германии официально, но в немецкой вики указывается именно она. То есть, общество её приняло

В общем, цифры Кривошеева явно сомнительны, проблему определения немецких потерь он не решает. Балансовый метод здесь тоже не работает, поскольку и для этого нет необходимых надёжных данных. Так что этот вопрос остаётся: куда делись 19 млн. бойцов немецкой армии?

Есть исследователи, предлагающие метод демографического подсчёта: определить им общие потери населения Германии, а на их основании приблизительно прикинуть военные. Были и на топваре такие расчёты («Потери СССР и Германии в ВОВ»): население Германии на 1939 — 70,2 млн. (без австрийцев (6,76 млн) и судетцев (3,64 млн)). Оккупационные власти в 1946 г. провели перепись населения Германии — насчитано 65 931 000 человек. 70,2 – 65,9 = 4,3 млн. К этой цифре надо прибавить естественный прирост населения в 1939-46 гг. — 3,5–3,8 млн. Затем надо отнять цифру естественной смертности за 1939-46 — 2,8 млн. человек. А затем прибавить как минимум 6,5 млн. человек, а предположительно даже 8 млн. Это немцы, изгнанные из Судет, Познани и Верхней Силезии (6,5 млн.) и около 1—1,5 млн. немцев бежало из Эльзаса и Лотарингии. Среднее арифметическое от 6,5—8 млн. — 7,25 млн.

Население в 1939 г. 70,2 млн. человек.
Население в 1946 г. 65,93 млн. человек.
Естественная смертность 2,8 млн. человек.
Естественный прирост 3,5 млн. человек.
Эмиграционный приток 7,25 млн. человек.
Итого потери (70,2 — 65,93 — 2,8) + 3,5 + 7,25 = 12,22 млн человек.

Однако по переписи 1946 много неясного. Она проводилась без Саара (800 000 человек довоенного населения). Учитывались ли пленные в лагерях? Автор не проясняет этот момент; в английской вики есть указание, что нет не учитывались. Эмиграционный приток явно завышен; 1,5 млн. немцев из Эльзаса не бежало. В Эльзасе живут всё же не немцы, а эльзасцы, лояльные французские граждане, бежать им было ни к чему. 6,5 млн. немцев не могли изгнать из Судет, Познани и Верхней Силезии – там не было столько немцев. И часть изгнанных осела в Австрии, а не в Германии. Но кроме немцев в Германию бежали и другие – множество разномастных пособников, сколько их было? Неизвестно даже приблизительно. Как они учитывались в переписи?

Как писал Кривошеев: «Определение с достоверной точностью масштабов людских потерь вооруженных сил Германии… на советско-германском фронте в годы второй мировой войны представляет весьма сложную проблему». Кривошеев, видимо, считал, что эта проблема сложная, но решаемая. Однако, его попытка вышла совершенно неубедительной. На самом деле, эта задача просто неразрешима.

* Распределение потерь по фронтам: на Балканах убито 104 000, в Италии — 151 000, на Западе — 340 000, на Востоке — 2 743 000, на иных ТВД — 291 000, в заключительный период войны — 1 230 000 (из них на Востоке до миллиона), погибло в плену (по офиц. данным СССР и западных союзников) 495 000. По мнению немцев погибло в плену 1,1 млн., большей частью в советском. По данным советского учёта в плену погибло более чем вдвое меньше. Так что, те погибшие, что приписывают в Германии советскому плену, погибли на самом деле в бою (во всяком случае, большей частью). После смерти их снова мобилизовали — на пропагандистский фронт.

Потери союзников во второй мировой войне. Оценка соотношения потерь на советско-германском и на западном фронте

Продолжаю читать книгу И. Можейко «Западный ветер – ясная погода». Это о войне в Тихом океане и Юго-Восточной Азии в 1941 –…

Потери по Исаеву?

Прочитал сегодня в статье «В живых остались только 3 процента»: про каких солдат Великой Отечественной так говорят» о советских потерях во второй…

Советские и финские потери в Великой Отечественной войне

9 января 1944 года началась Выборгско-Петрозаводская операция советских войск, которая завершилась поражением Финляндии и выходом её из войны.…

Красные победили не числом, а уменьем!

В общественном мнении о гражданской войне все последние 30 лет навязывалось и навязывается представление о том, что якобы огромные красные орды…

Читать еще:  Как снять жалюзи с окна чтобы помыть

Финские скелеты в шкафу зимней войны

Прежде я много писал на тему «зимней войны», но теперь бросил. Как в свое время бросил заниматься подсчётом танков РККА. Но сделал то и…

23 февраля – ложка мёда в бочке дёгтя!

Уверен, что большинство россиян считают, что сегодняшний праздник никак не пересекается с тем, что происходит на Украине или в Сирии. У нас уже давно…

Реальные людские потери Финляндии в «зимней войне»

Государства – участники второй мировой войны и конфликтов 30-х годов изобрели массу способов сокрытия числа реальных людских потерь. Небольшие…

Потери россиян в Великой Отечественной войне

Конечно же, историки считающие, граждан бывших союзных республик, погибших в годы Великой Отечественной войне правы. Считать нужно всех «как…

Какими были настоящие потери наших союзников?

Сегодня, в связи с празднованием Дня Победы опять возбудились антисоветчики. Опять бесчиленные разговоры о цене победы. Приводят цифры. Но все…

Comments

Нидерландская империя – 4 млн. 220 тыс. чел.

хм.
и на каких же фронтах они полегли?

Да чего там, 42 000 000 000 потерял СССР. «Чего их басурман жалеть.»

Edited at 2018-05-04 10:36 (UTC)

142 000 000 000.

==Безвозвратные людские потери СССР обычно оценивают в 26,5 млн. человек.==
Не безвозвратные, а демографические. Т.е. включая невернувшихся (госпожа президент Латвии тому яркий пример), снижение рождаемости, увеличение смертности до уровня начала 30-х из-за того, что врачи мобилизованы и т.п.

Безвозвратные оценивают от сталинских 7 миллионов до кривошеевских 8 668 400 человек списочного состава военнослужащих (убито, умерло от ран и болезни, погибло в результате несчастных случаев, расстреляно по приговорам военных трибуналов, не вернулось из плена), и потери гражданского (мирного) населения 7 420 379 человека

Используя данные Кривошеева убиты и умерли от ран при эвакуации 5.226.800 военнослужащих. Остальные потери Кривошеев просто высасывал из пальца. В потери он стал включать умерших от ран в госпиталях (по данным военно-медицинских учреждений, каких неизвестно. Попадание в медсанбат, уже медучреждение и на этом этапе умерло достаточно много. В части он ранен, а привезли бойца в медсанбат, где его не приняли так как он умер), небоевые потери, пропавших без вести, попавших в плен, за счет этого потери возросли до 11.932.069 человек, т.е. почти в 2 раза.
Особенно интересен вопрос с военнопленными. Гитлеровцы пленных в первую неделю войны насобирали очень мало, о чем есть запись в дневнике Гальдера. В последующем пленных стали собирать толпами, в немыслимых количествах. Ситуация осложняется тем что призванные и мобилизованные в РККА, в некоторых случаях не успевали поступить в армию, были без оружия и имели при себе только повестку о явке в военкомат. Об этом упоминает Сандалов в своих воспоминаниях, он пишет, что ему задает вопрос военком Пинска «Что делать с призванными». Ответ «направляйте их на восток». Скорей всего через неделю эти лица были уже в числе военнопленных, и эта ситуация не единичная. В последствии ( до 1 октября 1941 г.), немцы освободили 80.000 чел белорусов и 350.000 чел украинцев, нет данных по прибалтам, но и там наверняка было освобождено до 100.000 – 150.000 чел. В 1943 году вышел приказ немецкого командования об объявлении всех мужчин, на оккупированной территории СССР, от 16 до 60 лет военнопленными (о таком приказе в своих мемуарах пишет Манштейн). В такой ситуации вполне понятно, что в плен могло попасть до 5.000.000 – 6.000.000 чел. за весь период войны, а возможно и больше.
Нужно сказать, что военнопленными считались в немецком плену не только военнослужащие, но и гражданские лица (мужчины в возрасте от 16 до 55 лет, согласно директиве Гиммлера), захваченные немцами на оккупированной территории. При изучении документов, так же как и при беседах с бывшими узниками немецких лагерей, подтверждается, что в лагерях для военнопленных находилось от 15 до 20%, а в некоторых — до 46% гражданских лиц. Эти лица были учтены администрацией лагерей как военнопленные. Следовательно, общее количество военнопленных по учёту администрации лагерей (гражданских лиц и военнослужащих) было не 4 559 тысяч человек, а значительно меньше. Об этом говорит и Кристиан Штрайт.

Задача Кривошеева и его группы состояла в том что бы уточнить военные потери но когда была дана цифра в 5.000.000 чел. то она не понравилась руководству и тогда Кривошеев стал прибавлять к этой цифре все что можно и вначале книги расписал из чего складывается эта цифра. В последующем удалось выйти на цифру в 8.656.369 чел. , т.е. увеличить число потерь почти на 3.500.000 чел., а прибавив пленных увеличил потери до 11.932.069 человек, т.е. почти в 2 раза.

Миф военных потерь Германии во Второй мировой войне

Главный миф военных потерь Германии, культивировавшийся в советское время, заключался в утверждении, что потери Германии на советско-германском фронте были вполне сопоставимы с потерями Красной Армии. В связи с этим была запущена в оборот цифра германских потерь убитыми и пленными в 13,6 млн человек, из которых будто бы 10 млн человек погибли или были пленены на Восточном фронте.

На самом деле эти цифры никак не отражают как общие безвозвратные потери вермахта, так и потери на советско-германском фронте. Общие потери вермахта погибшими на поле боя и умершими от иных причин, согласно оценке, сделанной германским историком генералом Буркхартом Мюллером-Гиллебрандом (в годы войны он как раз ведал учетом личного состава), составили около 3,2 млн человек. Еще около 0,8 млн человек умерло в плену. Из них около полумиллиона не пережило плена на Востоке, где в общей сложности оказалось в плену около 3,15 млн германских военнослужащих.

На Западе из примерно 8 млн пленных умерло около 300 тыс. Число погибших на Востоке германских военнослужащих на основе данных Мюллера-Гиллебранда мы оцениваем в 2,1 млн человек, а с учетом умерших в плену — 2,6 млн человек. Данные Мюллера-Гиллебранда основаны на централизованном учете германских потерь вплоть до ноября 1944 года и на оценке потерь за последние пол год а, сделанной германским Генштабом, проверенные по выборочному послевоенному обследованию населения в отдельных германских землях.

В СССР, где случаи голодной смерти были и в Красной Армии, а среди мирного населения восточных районов были даже случаи людоедства, в реальности не было необходимых ресурсов продовольствия для снабжения миллионов пленных. Не меньшую роль в отказе от исполнения соответствующего пункта Женевской конвенции сыграло то, что Сталин считал пленных в худшем случае предателями Родины, а в лучшем случае — солдатами, которых до конца войны использовать не удастся, а следовательно, для достижения победы они бесполезны. В результате пленные красноармейцы были лишены возможности получать помощь с Родины и были во многом обречены на голодную смерть.

Те же самые проблемы, что испытывала Германия с советскими пленными, испытывал Советский Союз с пленными немцами и их союзниками. Пока пленных было немного (до начала контрнаступления под Сталинградом — менее 20 тыс.), имелась возможность содержать их в полном соответствии с Женевской конвенцией и хвастаться этим на весь мир.

Но когда советские войска в ходе контрнаступления и ликвидации окруженной в Сталинграде группировки захватили в течение двух с половиной месяцев более 150 тыс. пленных, в большинстве своем — обмороженных и истощенных, сразу возникли неразрешимые проблемы, прежде всего в плане обеспечения пленных продовольствием, теплой одеждой и медикаментами. В результате с начала войны к 1 мая 1943 года в лагерях и приемных пунктах НКВД из 292 630 учтенных пленных умерло 196 944 человек, или 67,3 %.

Это было следствием того, что в стране царил голод и для пленных были установлены слишком низкие нормы питания. Калорийность суточного рациона военнопленных составляла 1750 килокалорий, а работающих пленных — 1945 ккал, что не покрывало энергетических затрат человека, даже находившегося в полном покое, особенно в зимних условиях. Недостаток пищи вел к дистрофии и авитаминозу. Эти заболевания составляли тогда 70 % среди других болезней и были причиной 80 % всех смертельных случаев. Калорийность пайка увеличилась до 2200 килокалорий только во второй половине 1943 года, что уже позволяло избежать голодной смерти. Например, домой вернулось чуть более 10 тыс. итальянских пленных из общего числа в 45 тыс. человек (по другим оценкам — даже 70 тыс.), причем половина пленных умерла от дистрофии, т. е. от недоедания. Даже в мае 1945 года из всех заболевших итальянцев дистрофией страдало 60 %.

СССР и Германия вели жесточайшую войну на пределе своих возможностей, и ни советские, ни немцы не могли выделить для больших масс пленных необходимого продовольствия — в ином случае голод грозил бы собственному населению и армиям обеих стран.

Оценка безвозвратных потерь вермахта, сделанная немецким военным историком Рюдигером Овермансом, в 5,3 млн человек представляется завышенной.

Расчеты Оверманса основаны на данных централизованной картотеки учета погибших германских военнослужащих ФРГ. Здесь 3,1 млн человек — это люди, бесспорно погибшие на фронте или умершие в плену. О них есть данные донесений или свидетельства очевидцев. 2,2 млн же — это число военнослужащих, о которых на момент поступления запроса в службу розыска нельзя было достоверно установить, что они были живы. Однако некоторые из этих военнослужащих, особенно из числа раненых и инвалидов, вполне могли умереть уже после войны от естественных причин, а другие могли быть не разысканы по причине смены места жительства, особенно если они проживали в ГДР или Австрии, а также из-за эмиграции в другие страны. Некоторые из них могли появиться только благодаря искажению фамилии. Можно допустить, что выживших могло быть до половины из 2,2 млн неразысканных пропавших без вести. Поэтому наиболее вероятной величиной безвозвратных потерь вермахта во Второй мировой войне следует считать оценку в 4 млн погибших, данную Мюллером-Гиллебрандом.

Соотношение советских и германских потерь на Восточном фронте составляет, таким образом, примерно 10:1. Интересно, что оно оказывается лишь немногим больше соотношения безвозвратных потерь во второй половине 1916 года между царской армией и германскими войсками на Северном и Западном фронтах, где оно составляло 7:1.

Согласно подсчетам российского историка С. Г. Нелиповича, в период с 22 мая (4 июня) по 18 (31) декабря 1916 года войска Юго-Западного фронта потеряли убитыми 202,8 тыс. солдат и офицеров, ранеными — 1091 тыс. и пропавшими без вести (главным образом — пленными) — 152,7 тыс. Общие потери составили 1 446,3 тыс. человек.

Австро-венгерские войска за тот же период в операциях против Юго-Западного фронта, а также в сражении под Барановичами с войсками Западного фронта и на Румынском фронте потеряли 45 тыс. солдат и офицеров убитыми, 216,5 тыс. ранеными и около 378 тыс. пленными. Потери германских войск, действовавших на Восточном фронте, достигли примерно 38 тыс. пленными и 29 тыс. убитыми и 195,5 тыс. ранеными. Турецкие войска, действовавшие против Юго-Западного фронта и на Румынском фронте, потеряли около 10 тыс. убитыми, ранеными и пленными. Всего в полосе Юго-Западного фронта центральные державы потеряли 846 тыс. человек, в том числе 66,2 тыс. убитыми, 360 тыс. ранеными, и 409,8 тыс. пленными.

Общее соотношение потерь было в пользу центральных держав — 1,7:1. Соотношение по пленным было в пользу русских войск — 2,7:1. Зато убитых в армиях центральных держав было в 3,3 раза меньше, чем в русской армии, а раненых — в 3,6 раза меньше. Зато на других фронтах соотношение потерь было еще хуже для России. Общие потери русских войск здесь составили 594 тыс. человек, включая 60 тыс. убитыми, 472 тыс. ранеными и 62 тыс. пропавшими без вести. Сюда надо добавить потери румынской армии 17 тыс. убитыми, 56 тыс. ранеными и 237 тыс. пропавшими без вести. Центральные державы потеряли 7,7 тыс. убитыми, 52 тыс. ранеными и 6,1 тыс. пропавшими без вести. Кроме того, германские и болгарские войска потеряли в Румынии 8 тыс. убитыми, 40 тыс. ранеными и 3 тыс. пропавшими без вести.

Общее соотношение потерь выходит 7,5:1, а по убитым и пленным — 15,2:1. Даже если исключить потери Румынского фронта, то русские потери составят 54 тыс. убитыми, 443,6 тыс. ранеными и 42,4 тыс. пропавшими без вести. Тогда соотношение общих потерь будет 8,2:1, а по безвозвратным потерям — 7:1. Реальное соотношение было несколько благоприятнее для центральных держав, так как здесь не вычтены потери Австро-Венгрии на Румынском фронте. По оценкам того же Нелиповича, в ходе Горлицкого прорыва австро-венгерскими войсками русского Юго-Западного фронта в мае 1915 года соотношение безвозвратных потерь было еще менее благоприятным для российской стороны — 15:1.

Читать еще:  Как сделать иву из бисера своими руками

Можно также оценить соотношение советских и немецких потерь по потерям офицеров, которых всегда считают точнее, чем рядовых.

Согласно данным, приведенным Мюллером-Гиллебрандом, сухопутная армия потеряла на Востоке с июня 41-го по ноябрь 44-го 65,2 тыс. офицеров погибшими и пропавшими без вести. Общие же безвозвратные потери вермахта составили за тот же период 2 417 тыс. человек. Таким образом, на одного убитого офицера приходилось 36 рядовых и унтер-офицеров. Доля офицеров в этих потерях составляет 2,7 %.

Безвозвратные потери офицеров советских сухопутных войск, согласно подсчетам, завершенным только в 1963 году, составили 973 тыс.

Если исключить из этой цифры сержантов и старшин, занимавших офицерские должности, а также потери 1945 года, то безвозвратные потери офицеров советских сухопутных сил за 1941–1944 годы, за вычетом политического состава, в вермахте отсутствующего, а также лиц административного (интендантского) и юридического состава, у немцев представленного чиновниками, составят около 784 тыс.

Вот эти-то 784 тыс. и надо сопоставлять с 65,2 тыс. немецких потерь офицерами, приведенных у Мюллера-Гиллебранда.

Получается соотношение 11,2:1. Оно близко к соотношению потерь погибшими армий СССР и Германии. В безвозвратных потерях отдельных частей Красной Армии соотношение солдат и офицеров было близко к тому, что существовало в вермахте. Например, за период 17–19 декабря 1941 года в 323-й стрелковой дивизии потери начальствующего состава среди убитых и пропавших без вести составили 3,36 %, что дает соотношение 28,8:1, а за вычетом политического и интендантского состава — 36:1.

Для 48-го стрелкового корпуса 69-й армии в период с 1 по 16 июля 1943 года данные соотношения составят 17,2:1 и 19,9:1.

А 193-й гвардейский полк 66-й гвардейской дивизии с 10 июля по 9 октября 1943 года, без учета возможного пополнения, потерял убитыми и ранеными 56 офицеров и 1554 сержантов и рядовых, что дает соотношение между солдатами и офицерами 27,8:1. Между тем 10 июля, к моменту вступления полка в бой, на 197 офицеров приходилось 2022 сержанта и солдата, что дает соотношение 10,3:1. С учетом того, что к началу боев офицеров в полку было больше, чем требовалось по штату, в возможном пополнении доля офицеров наверняка была ниже, чем их доля в потерях, так что реальное соотношение солдат и офицеров в потерях могло быть больше, чем 28:1.

Поскольку в германской армии все санитары были мужчинами, а в Красной Армии — почти исключительно женщинами, у немецкого солдата, раненного на поле боя, было гораздо больше шансов, чем у красноармейца, что его эвакуируют с поля боя. Также и общее число пораженных в бою в Красной Армии было на порядок больше, чем в вермахте. Вследствие этого гораздо большая часть красноармейцев умирала на поле боя, не дождавшись помощи. Поэтому в Красной Армии в годы Великой Отечественной войны число погибших на поле боя было близко к числу раненых, тогда как в вермахте на одного убитого на поле боя приходилось в среднем 3–4 раненых.

Общие потери Германии погибшими в годы Второй мировой войны точно оценить не представляется возможным. Если потери вермахта можно приблизительно определить в 4 млн человек, включая сюда также австрийцев, эльзасцев, судетских немцев и других иностранцев, сражавшихся в составе вермахта, то потери гражданского населения не поддаются исчислению.

Установлено только, что жертвами бомбардировок англо-американской авиации германских городов стало около 538 тыс. мирных жителей в границах Германии 1937 года, а в Австрии, Эльзас-Лотарингии и Судетской области — еще около 40 тыс.

Общие же потери германского и австрийского мирного населения, включая жертвы репрессий со стороны нацистов, евреев, убитых в рамках «окончательного решения еврейского вопроса», жертв бомбардировок, а также тех, кто погиб во время боевых действий на территории Германии и Австрии в 1944–1945 годах или пал жертвой голода в последние месяцы войны, разными исследователями оцениваются от 2 до 3 млн человек.

С учетом этого общие потери Германии и Австрии во Второй мировой войне можно оценить в 6–7 млн человек. Однако эти оценки крайне приблизительны. Демографически же баланс довоенного и послевоенного населения Германии и Австрии составить нельзя из-за перемещения в Германию почти 12 млн немцев из восточных германских земель, отторгнутых от нее в 1945 году, а также из государств Восточной Европы. В СССР было интернировано 272 тыс. немцев из числа бывших активистов нацистской партии, полицейских, представителей «эксплуататорских классов», которые трудились над восстановлением советской экономики. Из них погибло 66,5 тыс.

Соотношение потерь на советско-германском фронте

— Чем бы нам заняться уважаемые кроты?
— А давайте посчитаем!
(мф «Дюймовочка»)

На сегодняшний день наиболее полное исследование вопроса потерь Вооруженных Сил СССР в ходе Великой Отечественной это «Россия и СССР в войнах XX века». [– М.: ОЛМА-Пресс, 2001] под редакцией Г.Ф.Кривошеева. Оно несвободно от многих недостатков, — в частности отсутствуют ссылки на исходные данные, что не позволяет провести независимую проверку результатов. Вызывают сомнение методики получения «окончательных» цифр, есть и прямые подтасовки. Полагаю, всё же, что исходные данные приведенные в книге заслуживают доверия, поэтому воспользуемся ими, но подойдем критически к выкладкам автора.

Книга Кривошеева основывается на данных службы учёта потерь. Что это такое? Это обобщённые и статистически обработанные донесения воинских частей о потерях личного состава, представляемых каждые 10 дней. Случалось так, что в связи с тяжёлой обстановкой, некоторые части сведений о потерях не предоставляли; потери таких частей командой Кривошеева каким-то образом расчитывались (методика не раскрывается) и добавлялись в общий итог. Наконец, некоторые части просто пропадали в котлах – их личный состав целиком записывались в пропавшие без вести, по последней известной списочной численности. Таких набралось на 1,150,000 человек. В результате всех подсчётов, потери по донесениям частей за время войны с Германией вышли такие:

К этому следует безвозвратные потери пограничников (61,400 человек) и внутренних войск (97,700) которые тоже принимали участие в боях. Безвозвратные потери всех видов вооруженных сил в войне с Германией тогда составят 11,432,100 человек.

Потери убитыми, умершими, попашими в плен и пропавшими без вести в статистике потерь названы «безвозвратными», и с точки зрения воинского учета оно так и есть. Но нужно понимать, что среди пропавших без вести есть как убитые, смерть которых было некому удостоверить, так и попавшие в плен и даже просто разбежавшиеся, отставшие от своих частей и осевшие на оккупированной территории.

Авторы «Росии и СССР в войнах. » вычитают из числа безвозвратных потерь 1,836,000 человек вернувшихся из германского плена и 939,700 человек повторно мобилизованных на окупированных териториях и получают так называемые «демографические потери» — 8,656,400 человек убитых, умерших от ран, болезней и в немецком плену. Цифра (с добавкой 12,000 погибших и пропавших без вести в вйне с Японией) разошлась в прессе и теперь воспринимается как официальная оценка потерь вооруженных сил в войне.

С этой цифрой согласится никак нельзя. Дело в том, что тут команда Кривошеева допускает лёгкое мошенничество — смешивает учётно-статистический метод с балансовым, то есть, грубо говоря, вычитает из метров килограммы.

Учётно-статистический метод, то есть подсчёт по донесениям частей характерен тем, что хронически недоучитывает реальные потери. Например, в Финскую войну, данные по которой приводятся в той же «Россия и СССР в войнах. », безвозвратные потери Красной армии исчисленные учётно-статистическим методом составили 81,305 убитых и умерших от ран и болезней и 14,043 пропавших без вести. Позднее, в 1949-1951 в Министерстве Обороны были составлены именные списки погибших, умерших и пропавших без вести на этой войне. По именным спискам вышло, что достоверно погибло и умерло на Финской войне 87,506 человек, а число пропавших без вести выросло до 39,369 человек. Основной прирост числа пропавших без вести дали запросы родственников, чьи родные ушли на войну и не вернулись ни живьём, ни в виде похоронки. Поименный учёт в подобных случаях даёт оценку потерь наиболее приближенную к действительной, поэтому мы можем утверждать, что в Финскую войну учётно-статистический метод дал сумму потерь примерно на треть меньше действительной. Впрочем, это характерно не только для советской аримии – подобное же явление было подмечено Рюдигером Овермансом при анализе немецкой статистики.

Более приближенную к действительной оценку даёт нам старый добрый балансовый метод, все исходные данные для которого даны в той же книге «Россия и СССР в войнах. » на сс.247-248. Итак, к началу войны в армии, на флоте и формированиях других ведомств на балансе наркомата обороны состояло 4,901,800 человек. За время войны было призвано и мобилизовано (за вычетом повторно-призванных на оккупированных территориях) 29,574,900 человек. К концу войны (на 1 июля 1945 г.) в рядах армии, флота числилось 11,390,600 человек в строю и 1,046,000 человек в госпиталях, плюс еще 403,200 в формированиях иных ведомств на балансе наркомата обороны. Итого – 12,839,800 человек. Общая убыль из вооруженных сил за период войны составляет следовательно 21,636,900 человек. Из этого числа было комиссовано из армии по ранению или болезни – 3,798,200 человек, демобилизовано для работы в промышленности, МПВО и ВОХР – 3,614,600 человек, направлено на укомплектование войск и органов наркомата внутренних дел – 1,174,600 человек, осуждено и направлено в места заключения – 436,600 человек, передано на укомплектование Войска Польского и других союзных армий – 250,400 человек, не разыскано дезертиров – 212,400 человек, отчислено из армии по иным причинам – 206,000 человек. Всего следовательно из армии было отчислено 9,692,800 человек. Остальные 11,944,100 человек убыли составляют безвозвратные потери армии. Вот из них вполне уместно вычесть 1,836,562 человека вернувшихся из плена, что дает нам 10,107,500 человек погибших и умерших в ходе службы в армии и на флоте или плену во время войны. Эта цифра является пока наиболее достоверной оценкой людских потерь армии и флота во время войны именно ее, а не растиражированные 8,668,400 следует использовать для вычисления соотношения потерь на восточном фронте. Она может быть скоректирована в случае уточнения исходных данных. В частности, сомнительной может оказаться численность мобилизованных за время войны, ведь наверняка часть документов по мобилизации в приграничных районах была утеряна. Непонятно как учитывались в графе «приход» части и соединения войск НКВД переданные в Красную армию. Неясно из текста также посчитан ли в числе мобилизованных личный состав дивизий народного ополчения, включенных в ряды действующей армии. Однако, можно надеятся, что учет всего этого даст поправку порядка 10-15%. Трудно достверно установить сколько из этого числа погибло в плену. Известные данные дают вилку от 1,2 до 3,1 млн. человек. Наиболее надёжной представляется цифра погибших в плену в 2,4 млн. человек. Следовательно непосредственно в ходе военных действий потери Красной армии составили от 7 млн. до 8,9 млн.ч, наиболее надёжной предсткавляется оценка в 7 миллионов 700 тысяч человек.

К сожалению до сих пор не опубликовано никакого серьёзного исследования по созданному во ВНИИ документоведения и архивного дела Центральному автоматизированному банку данных по потерям вооруженных сил в Великой Отечественной войне, в который, в ходе работы над региональными «Книгами памяти», заносились персональные записи по убитым, умершим от ран и погибшим в плену военнослужащим. Цифры количества записей в этом банке вбрасываемые в перссу разняца год от года. По последней инсайдерской информации, после обработки всех выявленных дубликатов база содержит около 13,6 миллионов записей (что на 5,5 миллионов меньше, чем заявлялось в 1995 году). Однако нет никакой ясности ни с принципом занесения записей, ни с методами поиска дубликатов, ни подтвержденного общего числа записей. Если всё же взять эту цифру за основу, и вычесть из неё погибших в плену, то потери Красной армии убитыми и умершими в ходе боевых окажутся около 11,2 млн.ч.

Резюмируя, все сказанное: на основе известных нам данных можно заключить, что Красная армия и флот за время войны с Германией потеряли убитыми и умершими около 7,700 тысяч человек. Еще около 160 тысяч человек составляют потери войск НКВД и 76 тысяч человек потеряло Войско Польское, румынская и другие союзные армии. Всего с советской стороны фронта было потеряно убитыми и умершими около 7 миллионов 900 тысяч человек.

Что же с другой стороны фронта? Немецкие учётно-статистические данные страдают теми же пороками, что и советские – занижением числа безвозвратных потерь, несоотвествием друг другу цифр потерь поступающих по разным каналам и обобщаемых разными службами вермахта и, наконец, полным отсутсвие сколько-нибудь надежных цифр по периоду январь-май 1945 г. Однако, тут положение облегчается тем, что мы имеем в распоряжении исследование Рюдигера Оверманса «Deutche militärishe Verluste im Zweiten Weltkrieg» [Munchen, Oldenburg Verlag, 2004], выполненное на основе статистически достоверной выбоки из поименной картотеки, содержащей более 18 миллионов записей на мобилизованных в вермахт войска СС и другие военизированные формирования. Согласно этому исследованию всего за 1939-1956 гг. германские вооруженные силы потеряли убитыми, умершими и погибшими в плену 5,318,000 человек. Из этого числа 2,743,000 было потеряно убитыми и умершими войсками на Восточном фронте в течении 1941-44 гг. [Op.cit. S.269]. В 1945 г. полные потери убитыми и умершими германских вооруженных сил составили 1,230,000 человек [Ibid], но их распределение по фронтам неизвестно. Если предположить, что в 1945 г. доля потерь на Восточном фронте была такая же как и в 1944 г. (то есть 70%) [Op.cit. S.266], то потери войск Восточного фронта в 1945 г. составили бы 863,000, а общие потери на востоке за всю войну – 3,606,000 человек.

Читать еще:  Как отреставрировать пластиковый подоконник

Потери саттелитов Германии убитыми и умершими на восточном фронте, согласно данным из «Россия и СССР в войнах. » [с.514] составили :

Некоторые новые данные анализа сил и потерь на советско-германском фронте

(Доклад на заседании Ассоциации историков Второй мировой войны 29.12.1998 г.)

Уже не раз в выступлениях президента, членов правительства, в средствах массовой информации сообщалось число потерь как военнослужащих, так и гражданского населения Советского Союза в Великой Отечественной войне 1941 — 1945 годов. Однако мы вновь и вновь обращаемся к потерям наших войск, понесённым при защите Отечества в этой кровопролитной войне. Несмотря на то, что прошло уже более 53 лет, до сих пор не прекратились попытки извратить правду о ней, о роли Советского Союза в разгроме агрессора.

Не только отдельные личности, но главным образом средства массовой информации, наряду с правдивой оценкой, опирающейся на достоверные источники (что бывает, правда, довольно редко), пускают в оборот сомнительные материалы, в которых дается искажённая картина войны. Особенно это касается наших потерь.

На этом и хотелось бы сегодня остановиться.

Войну Советскому Союзу в июне 1941-го объявили, помимо Германии (22 июня) и Италии (22 июня), также Румыния (22 июня), Финляндия (26 июня) и Венгрия (27 июня). К ним присоединились марионеточные правительства Словакии и Хорватии. Япония и Испания, формально сохраняя нейтралитет, самым тесным образом сотрудничали с Германией. Союзниками Германии также были правительства Болгарии и вишистской Франции.

Помимо стран, объявивших войну Советскому Союзу в июне 1941-го, в войне участвовали соединения, части и подразделения, укомплектованные гражданами Испании, Франции, Бельгии, Нидерландов, Дании, Норвегии, Чехии, Югославии (Сербии), Албании, Люксембурга, Швеции, Польши.

Непосредственно после нападения на Советский Союз, отчасти спонтанно, отчасти под влиянием немецкой пропаганды возникло «Движение европейских добровольцев», поставившее своей целью «Крестовый поход Европы против большевизма». В военном отношении роль добровольческих союзов была невелика, но их пропагандистская значимость была весомой. Важную роль играли «добровольцы» для пополнения резервов боевых эсэсовских войск. Из них было сформировано 26 добровольческих дивизий «СС». Но лишь незначительное число лиц действительно записались добровольно. И всё же, до конца войны в Вермахте насчитывалось почти 500 тысяч иностранцев, главным образом «фолькс-дойче» (немцы, не проживающие на территории Германии).

В войне против СССР участвовали также белогвардейский казачий корпус под командованием Б.А.Штейфона (Югославия), казачьи части — впоследствии 15 казачий корпус — под командованием фон Панвица и некоторые калмыцкие части (по некоторым данным — два калмыцких корпуса, но документального подтверждения этому пока нет).

Всего же немцы привлекли в Вермахт 1 млн. 800 тыс. граждан из оккупированных ими стран. Из их числа было сформировано 59 дивизий и 23 бригады.

Вторая мировая война охватила 19 государств Европы, 10 — Азии, 11 — Африки. Вне сферы вооруженной борьбы находились вся Америка. Из 22 государств Северной и Южной Америки, объявивших войну Германии, только США, Канада, Бразилия и Мексика в разной мере участвовали в войне.

Австралийские части участвовали в войне в составе Британских вооруженных сил. Степень боевого использования вооруженных сил различных государств была неодинаковой. Главная же тяжесть борьбы легла на советско-германский фронт.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ЛЮДСКИХ ПОТЕРЬ СОВЕТСКОГО СОЮЗА В ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЕ

Самыми тяжёлыми последствиями Второй мировой войны для Советского Союза явились общие людские потери — как военнослужащих, так и гражданского населения.

Мы знаем, что по результатам исследований, проведённых Управлением статистики населения Госкомстата СССР и Центром по изучению проблем народонаселения при МГУ им. М.В.Ломоносова, общие прямые людские потери страны за все годы Великой Отечественной войны оцениваются в 26,6 млн. человек.

Цифра, как видим, огромная. Никогда ранее наша страна не сталкивалась с подобными военными жертвами. Так, в Первую мировую войну мы потеряли 2,3 млн. человек, в Гражданскую с её смертоносными эпидемиями (тифозными, холерными, малярийными и прочими) было убито, умерло от ран и болезней 8 млн. человек. То есть за восемь лет войны (1914 — 1922 гг.) потеряно 10,3 млн. человек, но это в 2,5 раза меньше, чем во Второй мировой войне.

В ходе Второй мировой войны только Германия и СССР привлекли в свои вооружённые силы около 56 млн. человек. А все воевавшие страны вместе (с кадровым личным составом, мобилизованными и призванными резервистами) — около 120 млн. человек.

Советский Союз привлёк 34 476 700 человек. Германия — 21 107 000 человек.

Из 34 476 700 человек в годы войны в Красную Армию было призвано 29 574 900 человек, а на 22 июня 1941 года кадровый состав составлял 4 826 900 человек. Эта цифра равна всему населению Дании, Нидерландов, Норвегии, Швеции и Финляндии вместе взятым. Отметим, что военнослужащих-женщин было призвано 490 тыс., из них 80 тыс. женщин-офицеров. Из этого числа, по результатам анализа и обобщения статистических материалов Генерального штаба, донесений фронтов, флотов, армий, военных округов и отчетов военно-медицинских учреждений, а также сведений КГБ и МВД СССР, за годы войны общие безвозвратные потери (убито, пропало без вести, умерло от ран, болезни, в результате несчастных случаев) Советских Вооружённых Сил вместе с пограничными и внутренними войсками составили 11 444 100 человек.

В это число не вошли 500 тыс. военнообязанных, призванных по мобилизации в первые дни войны и пропавших без вести до прибытия в воинские части. О них некому было докладывать. Вместе с ними безвозвратные потери Красной Армии, Военно-морского флота, пограничных и внутренних войск составили 11 944 100 человек (Из них из России 7 922 500 человек). В Первую мировую войну эти потери составили 4 467 800 человек.

Я особо хотел бы остановиться на цифре 11 944 100 человек, ибо очень часто ее принимают как цифру потерь и она фигурирует именно в таком качестве. Так, “Известия” за 25 июня 1998 года опубликовали эту цифру, как цифру потерь военнослужащих страны в войне. А в одном из фильмов о Сталине в дикторском тексте сказано, что немцы потеряли 6 млн. человек, а мы — 27 млн. Насколько же велика и бессовестна эта ложь! Постараюсь пояснить свою мысль.

В ходе войны шли оперативные доклады по многим вопросам, в том числе — о потерях личного состава. По приказам № 450 (1941 г.), № 138 (24.06.1941 г.), № 023 от 4.02.1944 г.) полк представлял донесения о потерях личного состава 6 раз в месяц: на 5, 10, 15, 20, 25, 31 или 30 число каждого месяца. В эти же числа он представлял и именной список безвозвратных потерь л/с полка с 1 по 5, 6 — 10, 11 — 15, 16 — 20, 21 — 25, 26 — 31 число в штаб дивизии. Дивизия представляла донесения о потерях л/с дивизии тоже 6 раз в месяц в армию, а именные списки безвозвратных потерь л/с дивизии 3 раза в месяц: сержантов и рядовых — в Упраформ КА, т.е. в Генштаб, а офицеров — в ГУК.

Что же такое безвозвратные потери?

Согласно приказу заместителя Наркома обороны № 023 от 4 февраля 1944 года, это — «погибшие в боях, пропавшие на фронте без вести, умершие от ран на поле боя и в лечебных учреждениях, умершие от болезней, полученных на фронте, или умершие на фронте от других причин и попавшие в плен к врагу». Это не нами придумано. Это — приказ, которым руководствовались во время войны.

Об этих безвозвратных потерях шли доклады. Это были потери для полка и дивизии безвозвратные, люди эти были для них потеряны — ведь редко кто из оставшихся в живых попадал снова в свою часть. Но это ни в коей мере не значит, что все эти люди погибли. Часть из них попала в плен, особенно при отступлении, осталась на оккупированной территории, часть попала к партизанам, а некоторая часть может быть и вернулась в полк, но уточнение зачастую не делалось. Следовательно, из этой цифры безвозвратных потерь большой процент людей оказался впоследствии жив.

Чтобы отличить безвозвратные потери от числа погибших и умерших нами предложен термин демографические потери.

Итак, безвозвратные потери — это потери списочного личного состава. 11 444 100 человек — это оперативный учёт, как говорится, по горячим следам, по тем данным, которые выявились после боя. И только по Донесениям о потерях личного состава и по Донесениям о боевом составе (если не было донесения о потерях л/с) можно определить безвозвратные потери частей, а следовательно и в целом по действующей армии. Что касается попавших в плен, то командиры докладывали о них только тогда, когда было ясно, что человек попал именно в плен. В остальных случаях всех относили к без вести пропавшим. За всю войну, по донесениям, попало в плен только 36 194 человека.

Мне могут задать вопрос, «всегда ли были доклады от соединений и отдельных частей?» И что делать, если не было таких докладов? Какая бы сложная обстановка ни складывалась, доклады представлялись, за исключением тех случаев, когда соединение или часть попадали в окружение или были разгромлены, т.е. когда некому было докладывать. Такие моменты были, особенно в 1941 году и летом 1942-го. В 1941-м, в сентябре, октябре и ноябре, 63 дивизии попали в окружение и не смогли представить донесения. А численность их по последнему докладу составляла 433 999 человек. Возьмём, например, 7 стрелковую дивизию Юго-Западного фронта. Последнее донесение от неё поступило на 1.09.1941 о том, что в составе имеется: нач. состава 1022, мл. нач. сост. 1250, рядовых 5435, всего — 7707 человек. С этим личным составом дивизия попала в окружение и не смогла выйти. Мы этот личный состав и отнесли к безвозвратным потерям, притом к без вести пропавшим. А всего в ходе войны 115 дивизий — стрелковых, кавалерийских, танковых — и 13 танковых бригад побывали в окружении, и численность их по последним донесениям составляла 900 тыс человек. Эти данные, или, точнее, эти цифры мы отнесли к неучтённым потерям войны. Так нами были рассмотрены буквально все соединения и части, от которых не поступили донесения. Это очень кропотливая работа, которая заняла у нас несколько лет.

Эти неучтённые потери войны составили за весь ее период 1 162 600 человек. Таким образом, 11 444 100 человек включают в себя и этих людей.

Для определения демографических потерь необходимо из этих безвозвратных потерь, из этой убыли, вычесть оказавшихся в живых. Если безвозвратные потери, как я уже сказал выше, определяются по донесениям соединений и частей о безвозвратных потерях или по донесениям о списочной численности на тот или иной момент, то оказавшихся живыми искать очень сложно, и это уже способность тех, кто этим непосредственно занимается.

При определении масштабов демографических потерь личного состава армии и флота цифра в 11 444 100 человек была уменьшена на количество оказавшихся живыми после войны. Это, во-первых, 1 836 000 человек вернувшихся из плена бывших военнослужащих и, во-вторых, 939 700 человек вторично призванных на освобожденной территории — тех, кто ранее значился пропавшим без вести (из них 318 770 человек, бывших в плену и отпущенных немцами из лагерей, и 620 930 человек, без вести пропавших). Таким образом исключено из числа безвозвратных потерь 2 775 700 человек.

С учётом этого, общие демографические безвозвратные потери Вооруженных Сил СССР составили 8 668 400 человек военнослужащих списочного состава (из них россиян 6 537 100 человек) и 500 000 призывников, которые без вести пропали в первые дни войны.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector