0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Содержание

Софья Палеолог: путь от последней византийской принцессы до великой московской княгини. София Палеолог: византийская кровь в государстве Российском

Софья Палеолог: путь от последней византийской принцессы до великой московской княгини. София Палеолог: византийская кровь в государстве Российском

Софья Палеолог была одной из самых значимых фигур на русском престоле и по своему происхождению, и по личным качествам, а также благодаря тому, каких людей она привлекла на службу московским правителям. Эта женщина обладала талантом государственного деятеля, она умела ставить цели и добиваться результата.

Семья и происхождение

Византийская императорская династия Палеологов правила на протяжении двух столетий: от изгнания крестоносцев в 1261 году до взятия Константинополя турками в 1453-м.

Дядя Софьи Константин XI известен как последний император Византии. Он погиб во время взятия города турками. Из сотен тысяч жителей на оборону вышли всего 5000, с захватчиками сражались иностранные моряки и наёмники во главе с самим императором. Видя, что враги побеждают, Константин воскликнул в отчаянии: «Город пал, а я ещё жив», после чего, сорвав с себя знаки императорского достоинства, бросился в бой и был убит.

Отец Софьи, Фома Палеолог, был правителем Морейского деспотата на полуострове Пелопоннес. По матери, Екатерине Ахайской, девочка происходила из знатного генуэзского рода Чентурионе.

Точная дата рождения Софьи неизвес, скорее всего, правы те исследователи, которые утверждают, что на момент брака с Иваном III в 1472-м ей было, по понятиям того времени, уже довольно много лет.

Жизнь в Риме

В 1453 году турки захватили Константинополь, а в 1460-м вторглись на Пелопоннес. Фома успел бежать вместе с семьёй на остров Корфу, а затем в Рим. Чтобы гарантировать расположение Ватикана, Фома принял католичество.

Фома и его супруга скончались почти одновременно в 1465 году. Софья и её братья оказались под патронажем папы римского Павла II. Обучение юных Палеологов было поручено греческому философу Виссариону Никейскому, автору проекта унии православной и католической церквей. Кстати, Византия пошла на вышеуказанный союз в 1439 году в расчёте на поддержку в войне против турок, но никакой помощи от европейских правителей так и не дождалась.

Старший сын Фомы Андрей был законным наследником Палеологов. Впоследствии он сумел выпросить у Сикста IV два миллиона дукатов на военную экспедицию, но истратил их на другие цели. После этого скитался по европейским дворам в надежде найти союзников.

Брат Андрея Мануил вернулся в Константинополь и уступил свои права на престол султану Баязиду II в обмен на содержание.

Брак с великим князем Иваном III

Папа Павел II рассчитывал выдать Софью Палеолог замуж с выгодой для себя, чтобы при её содействии расширить своё влияние. Но хотя папа определил ей приданое в 6 тысяч дукатов, за ней не было ни земель, ни военной силы. Она обладала знаменитым именем, которое только отпугивало греческих властителей, не желавших ссориться с Османской империей, а от браков с католиками Софья отказывалась.

Греческий посол предложил Ивану III проект брака с византийской царевной спустя два года после того, как великий князь Московский овдовел в 1467 году. Ему был представлен миниатюрный портрет Софьи. Иван III дал согласие на брак.

Однако Софья воспитывалась в Риме и получила образование в духе униатства. А Рим эпохи Возрождения был местом концентрации всех пороков человечества, и возглавляли это моральное разложение понтифики католической церкви. Петрарка писал об этом городе: «Достаточно увидеть Рим, чтобы потерять веру». Всё это было отлично известно в Москве. И несмотря на то, что невеста ещё в пути недвусмысленно продемонстрировала свою приверженность православию, митрополит Филипп к этому браку отнесся с неодобрением и уклонился от венчания царственной четы. Обряд совершил протопоп Коломны Осия. Венчание было совершено сразу же в день приезда невесты – 12 ноября 1472 года. Такая спешка объяснялась тем, что это был праздник: день памяти Иоанна Златоуста – святого покровителя великого князя.

Несмотря на опасения ревнителей православия, Софья никогда не пыталась создать почву для религиозных конфликтов. По легенде, она привезла с собой несколько православных святынь, в том числе византийскую чудотворную икону Богоматери «Благодатное небо».

Роль Софьи в развитии русского искусства

На Руси Софья столкнулась с проблемой отсутствия достаточно опытных архитекторов крупных зданий. Были хорошие псковские мастера, но у них имелся опыт строительства преимущественно на известняковом основании, а Москва стоит на непрочных глинах, песке и торфяниках. Так, в 1474 году рухнул почти достроенный Успенский собор московского Кремля.

Софья Палеолог знала, кто из итальянских специалистов способен решить эту задачу. Одним из первых приглашённых ею был Аристотель Фьораванти — талантливый инженер и архитектор из Болоньи. Кроме множества зданий в Италии, он также конструировал мосты через Дунай при дворе венгерского короля Матьяша Корвина.

Может быть, Фьораванти и не согласился бы приехать, но незадолго до этого его ложно обвинили в сбыте фальшивых денег, к тому же при Сиксте IV начала набирать обороты инквизиция, и архитектор счёл за благо уехать на Русь, забрав с собой сына.

Для строительства Успенского собора Фьораванти поставил кирпичный завод и определил как пригодные залежи белого камня в Мячково, откуда брали строительный материал за сто лет до этого для первого каменного Кремля. Храм внешне похож на древний Успенский собор Владимира, но внутри не разделён на небольшие помещения, а представляет собой один большой зал.

В 1478 году Фьораванти в качестве начальника артиллерии ходил с Иваном III в поход на Новгород и навёл понтонный мост через реку Волхов. Позже Фьораванти участвовал в походах на Казань и на Тверь.

Итальянские архитекторы перестроили Кремль, придав ему современный вид, возвели десятки храмов и монастырей. Они учитывали русские традиции, гармонично комбинируя их со своими новинками. В 1505-1508 годах под руководством итальянского зодчего Алевиза Нового был возведен кремлёвский собор Михаила Архангела, при сооружении которого архитектор сделал закомары не гладкими, как раньше, а в виде ракушек. Эта идея так всем понравилась, что впоследствии использовалась повсеместно.

Участие Софьи в конфликте с Ордой

Историк В.Н. Татищев в своих трудах приводит свидетельство о том, что под воздействием жены Иван III пошёл на конфликт с золотоордынским ханом Ахматом, отказавшись платить ему дань, так как Софью очень угнетало зависимое положение государства русского. Если это верно, то Софья действовала под влиянием европейских политиков. События складывались так: в 1472 году татарский набег был отбит, но в 1480-м Ахмат пошёл на Москву, заключив союз с королём Литвы и Польши Казимиром. Иван III совсем не был уверен в исходе битвы и отослал жену с казной на Белоозеро. В одной из летописей даже отмечается, что великий князь запаниковал: «Ужас наиде на нь, и въсхоте бежати от брега, а свою великую княгиню Римлянку и казну с нею посла на Белоозеро».

Венецианская республика активно искала союзника, который помог бы остановить продвижение турецкого султана Мехмеда II. Посредником в переговорах выступал авантюрист и купец Жан-Баттиста делла Вольпе, который имел поместья в Москве и был известен у нас как Иван Фрязин, именно он был послом и главой свадебного кортежа Софьи Палеолог. По русским источникам, Софья любезно принимала членов венецианского посольства. Из всего вышесказанного вытекает, что венецианцы вели двойную игру и сделали попытку посредством великой княгини ввергнуть Русь в тяжёлый конфликт со скверной перспективой.

Однако московская дипломатия тоже не теряла времени: Крымское ханство Гиреев согласилось на взаимодействие с русскими. Поход Ахмата закончился «Стоянием на Угре», в результате которого хан отступил без генерального сражения. Ахмат не получил от Казимира обещанной помощи из-за нападения на его земли союзного Ивану III Менгли Гирея.

Читать еще:  Как выбрать красивые и недорогие обои?

Сложности семейных отношений

Первые два ребёнка (девочки) Софьи и Ивана умерли в младенчестве. Существует легенда, что у молодой княгини было видение преподобного Сергия Радонежского – покровителя Московского государства, и после этого знака свыше она родила сына – будущего Василия III. Всего в браке родились 12 детей, из которых четверо умерли в младенчестве.

От первого брака с тверской княжной у Ивана III был сын Иван Младой – наследник престола, однако в 1490 году он заболел подагрой. Из Венеции был выписан врач Мистр Леон, который головой ручался за выздоровление. Лечение проводилось такими методами, которые окончательно загубили здоровье княжича, и в возрасте 32 лет Иван Младой в страшных муках скончался. Врач был публично казнён, а при дворе образовались две враждующие партии: одна поддерживала молодую великую княгиню и её сына, другая – Дмитрия, малолетнего сына Ивана Младого.

На протяжении нескольких лет Иван III колебался, кому отдать предпочтение. В 1498 году великий князь короновал внука Дмитрия, но через год передумал и отдал предпочтение уже Василию, сыну Софьи. В 1502-м он приказал заточить Дмитрия и его мать. А через год умерла Софья Палеолог. Для Ивана это был тяжёлый удар. В трауре великий князь совершил ряд паломнических поездок по монастырям, где усердно предавался молитвам. Он скончался спустя два года в возрасте 65 лет.

Какова была внешность Софьи Палеолог

В 1994 году останки княгини были извлечены и изучены. Криминалист Сергей Никитин восстановил её внешний облик. Она была невысока ростом – 160 см, полного телосложения. Это подтверждалось итальянской хроникой, которая ехидно называла Софью толстой. На Руси же существовали иные каноны красоты, которым царевна вполне соответствовала: полнота, красивые, выразительные глаза и прекрасная кожа. Ученые определили, что княгиня умерла в возрасте 50-60 лет.

Византийская прививка русскому древу

Что значил для Руси брак Иоанна III с Софией Палеолог

В браке племянницы византийского императора с великим князем Московским были заинтересованы и в Риме, и в Москве. Какие иллюзии питал Запад? Как восприняла свой приезд в Московию византийская принцесса? Что значил этот союз для Руси и какие последствия имел? Рассказывает историк Павел Владимирович Кузенков.

– В ноябре 1472 года состоялось венчание великого князя Московского Иоанна III Васильевича с греческой царевной Софией Палеолог – племянницей последнего византийского императора. Расскажите вкратце, что предшествовало этому браку?

– Вторая половина XV века – ключевая эпоха в истории человечества. Это в буквальном смысле слова поворотное время, время падения Константинополя и открытия Америки – которое, как это ни покажется странным, явилось следствием падения Византии. Экспансия Османской империи оборвала важнейшие торговые пути, веками связывавшие Европу с Причерноморьем и далее – с Индией и Китаем. Итальянские морские республики – Генуя и Венеция – утрачивали богатые рынки Востока, а с ними и вся европейская международная торговля оказывалась под угрозой. Именно поиски обходных путей заставили купцов и политиков обратить свои взоры на Западный Океан. Португальцы сделали ставку на путь вокруг Африки, а испанцы поддержали авантюрный план генуэзца Коломбо, «рванувшего» в Индию напрямик, параллельно экватору…

Но под угрозой оказалась не только торговля: султаны, увлеченные идеей «газавата», вынашивали планы завоевания Италии и других европейских стран. В поисках союзников против турок венецианцы и папа Римский обратили свои взоры на северо-восток Европы, где быстро набирало силы Великое княжество Московское. Еще недавно считавшаяся задворками «Тартарии», Московия не только объединила вокруг себя большую часть Русских земель, но и продвигалась в восточном направлении. Союз с «герцогом Белой России», как называли Ивана III в латинских актах того времени, не только давал возможность создания мощной коалиции против турок, но и сулил экономические выгоды. Папство, конечно же, было радо получить возможность для пропаганды Флорентийской унии, которая, как считалось, и так уже была подписана русским митрополитом Исидором, но оказалась «подзабыта».

В общем, здесь совпали и политические, и военные, и экономические, и церковные интересы.

Что же касается нашего князя, то он, овдовев в 27-летнем возрасте, смотрел на брак с иностранной княжной весьма благосклонно. Династическая связь с древним и славным родом греческих царей укрепляла престиж и великокняжеского дома, и всего Московского государства. А связи с Европой были абсолютно необходимы для создания современной армии, получения новейших технологий и знаний. В Москве прекрасно понимали пользу от сближения с европейцами.

– София была фактически пленницей Ватикана. Она должна была стать разменной монетой в обмен на уступки со стороны Московского князя. Расскажите об этом немного подробнее. Чего от брака хотел Рим? Чего хотели в России? Что в итоге получилось?

Заботу о детях взял на себя кардинал Виссарион – влиятельнейший грек-униат, бывший митрополит Никейский, а затем титулярный патриарх Константинопольский. Он, между прочим, чуть не стал папой Римским. Виссарион был горячим патриотом своей родины – именно ради ее спасения он и принял унию. Как выяснилось, тщетно: папа ничем не смог помочь погибавшей империи. Но Виссарион не оставлял надежды на изгнание турок из Константинополя, пропагандируя общеевропейский крестовый поход. Возлагал он надежды и на брак своей воспитанницы с московским государем – надеялся внушить тому азарт борьбы за имперское наследие его супруги (азарт, разумеется, иллюзорный, так как Зоя не имела никаких прав на константинопольский престол: их унаследовал ее непутевый брат Андрей, умудрившийся дважды продать свое наследие – сначала французскому королю, а потом испанскому). Но он ошибся в своих расчетах и на сей раз. Впрочем, Виссарион умер уже в 1472 году, так и не увидев краха своего плана.

Едва ступив на русскую землю, папская воспитанница стала брать благословение у русского духовенства

Зоя родилась в Православии и никогда от него не отрекалась. Правда, ее мать была католичкой, а отец, как и его братья, спокойно относился к унии. С 11 лет оказавшись на чужбине, Зоя была воспитана в крайнем почтении к папе и всей европейской культуре: Виссарион наставлял своих питомцев, забыв царственную спесь, смиренно целовать папскую туфлю. Но в России, среди православного народа, византийская принцесса получила возможность проявить свои истинные симпатии. Уже в Пскове, едва ступив на русскую землю, папская воспитанница изумила сопровождавшего ее легата Антония, начав брать благословение у русского духовенства, посещать церкви и прикладываться к иконам.

– Расскажите о приезде Софии Палеолог в Россию. Кто ее сопровождал? Что она с собой привезла? Какое дальнейшее значение это имело для России?

– Обручение Ивана Васильевича и Зои-Софии состоялось непосредственно в Риме, в присутствии недавно занявшего престол папы Сикста IV (между прочим, генуэзца) и всей итальянской знати. Правда, самого жениха на свадьбе не было: его представлял посол Джованни Вольпе (Иван Фрязин). Естественно, новобрачная прибыла в Россию с соответствующим эскортом во главе с католическим епископом Антонием, папским легатом. Легат – личный представитель папы, облеченный огромными полномочиями; он перемещается с преднесением огромного распятия, что призвано показать: пославший легата папа является земным наместником Христа.

Ясно, что в свите Зои было немало иностранцев: греков и итальянцев. О них известно немного. Самые известные итальянцы – «фрязе», как их называли на Руси (от слова «фряг» – «франк»), – прибыли чуть позже. И повод для этого был довольно скандальный.

В ноябре 1472 года состоялось бракосочетание Софии и Ивана Васильевича, а уже в мае 1474 года рухнул почти достроенный новый Успенский собор – краса и гордость Московского государства. Конечно, это был позор: стали искать виновных, подозревали воровство – но всё было драматичнее. Русские зодчие просто не умели строить большие здания. В течение веков все мастера и умельцы целенаправленно угонялись на стройки Востока – этот момент нельзя недооценивать, говоря о последствиях ордынского «ига» для русской истории. Но нет худа без добра. Великий князь по совету супруги направил в Венецию посла с поручением пригласить на работу в Москву архитекторов, художников, оружейников и других иностранных специалистов. Условия предлагались щедрые. И уже в марте 1475 года в Россию прибыл знаменитый Аристотель Фиораванти. Ему был положен оклад 12 рублей в месяц (русский каменщик получал 15 копеек).

Вслед за ним потянулись и другие мастера: архитекторы Петр Фрязин (Пьетро Антонио Солари), Алевиз Фрязин, Алевиз Новый. Это были звезды даже по европейским меркам. Их творения – Успенский и Архангельский соборы, башни и стены Кремля, Грановитая палата – стали визитной карточкой России. Но не менее важную роль играли крепости, самая известная из них – Ивангород на границе с немецкой Прибалтикой – была построена по самым современным канонам и надолго обеспечила охрану наших рубежей.

Читать еще:  Мировая десятка по площади территории. Самые крупные страны мира

А представители лучшей на то время в мире итальянской металлургии создали русскую оружейную промышленность. Знал великий князь и о главной европейской новинке того времени – книгопечатании. В Любеке русские послы нашли печатника, который согласился поступить на службу к великому князю, но до Москвы он не добрался: был ограблен и утоплен в Новгороде…

О том, что приглашения иностранцев помогала организовывать именно великая княгиня, говорят имена русских послов: это были, как правило, греки, часто с итальянскими корнями (как и сама София Фоминична).

– Каким премудростям, если можно так выразиться, научила София своего супруга, а вместе с ним и его окружение?

София внушила великому князю благоговейное, почти сакральное отношение к верховной власти

– София многому научила своего супруга. Прежде всего, это касалось политической культуры. Она внушила великому князю то благоговейное, почти сакральное отношение к верховной власти, которым отличались римляне и ромеи-византийцы. И это была не пустая игра в церемонии. Поднимая власть самодержца на недосягаемую для прочих вельмож высоту, эта традиция надежно оберегала государство от главного порока слабых монархий – внутренних смут, порождаемых вечно недовольной олигархией, готовой по любому поводу свергнуть не угодившего ее аппетитам государя.

– Почему этому браку придается огромное значение в истории нашей страны?Как этот брак повлиял на сознание правителей России, на будущее страны?

– К концу XV века наше цивилизационное отставание от Европы стало катастрофичным. Ведь там уже вовсю применялась артиллерия, что повлекло за собой строительство новых типов крепостных сооружений, резкое изменение всего военного дела. Именно новейшие пушки и пищали обеспечили русскому войску и победу на Угре в 1480 году, ознаменовавшую окончание ордынского ига, и успехи в войнах с поляками и немцами – представителями европейской военной школы.

Из еще недавно безнадежно отсталой окраины Московия превратилась в настоящую мировую державу

Вообще для военной истории человечества XV век стал поистине переломным: закончилась эпоха кавалерии. Отныне ни гордые рыцари, ни орды всадников-степняков не могли безраздельно господствовать на поле боя. Им на смену пришли армии крестьян, вооруженные пушками и ружьями. Исход войн стала решать техника и дисциплина. И те державы, которые не успели за этим крутым поворотом истории, надолго сошли с политической авансцены. Россия – успела, не пропустила, освоила премудрости и новинки. И из еще недавно безнадежно отсталой малоразвитой азиатской окраины превратилась в настоящую мировую державу. Ее стремительные успехи настолько напугали европейцев, что уже при внуке Ивана III, царе Иване IV Грозном, Россия считалась угрозой едва ли не пострашнее турок. И тут же были приняты меры по ее изоляции от европейской науки и техники, от европейских рынков и культуры. Потом уже Петру I пришлось «прорубать окно» через ту стену, которой Московия оказалась изолирована от «цивилизованного мира». Но это уже другая история.

Что же касается гречанки Софии, то ее византийские корни на русской почве вызвали своего рода резонанс. Найдя в России то, что давно иссякло в Византии: могучие народные силы и свежесть искренней и незамутненной веры, – византийский дух воспрял и поднял Русское государство на высоту Православного Царства – того Третьего Рима, о котором грезили лучшие умы того времени.

Можно только пожалеть, что это благотворное взаимодействие греко-византийского и русского начал оказалось столь кратким

И можно только пожалеть, что это благотворное взаимодействие греко-византийского и русского начал оказалось столь кратким. Греческий язык, греческая традиция так и остались почти неизвестны и не освоены: Максим Грек – яркое исключение, лишь подтверждающее это правило.

Думается, что именно эта политическая и духовная незрелость помешала России стать подлинным «Третьим Римом», соблазнила ее правителей и народ искушениями тирании, цезарепапизма, неистового обрядоверия. Но всё это – ступени духовного возрастания.

Как знать, может быть, византийский дух еще проснется на русской почве – как это случилось 543 года назад, в ноябре 1472 года, когда в Москву прибыла 24-летняя София Палеолог, племянница последнего императора ромеев.

Софья Палеолог: путь от последней византийской принцессы до великой московской княгини. София Палеолог: византийская кровь в государстве Российском

Зоя Палеологиня родилась примерно в 1455 году. Дочь деспота Морейского Фомы Палеолога родилась в трагическое и переломное время – время падения Византийской империи.

После взятия Константинополя турецким султаном Мехмедом II и гибели императора Константина, Фома Палеолог вместе с женой Екатериной Ахайской и детьми сбежал на Корфу. Оттуда он перебрался в Рим, где был вынужден перейти в католицизм. В мае 1465 года Фома умер. Его смерть случилась вскоре после кончины супруги в том же году. Дети, Зоя и её братья – 5-летний Мануил и 7-летний Андрей, переехали в Рим уже после смерти родителей. Там она и получила имя София.

Воспитанием сирот занялся греческий учёный, униат Виссарион Никейский, служивший кардиналом при папе Сиксте IV (это он стал заказчиком знаменитой Сикстинской капеллы). В Риме греческую принцессу Зою Палеолог и её братьев воспитывали в католической вере. Кардинал позаботился о содержании детей и их образовании.

Известно, что Виссарион Никейский с позволения папы оплачивал скромный двор юных Палеологов, в который входили прислуга, врач, двое профессоров латинского и греческого языков, переводчики и священники. Софья Палеолог получила довольно солидное по тем временам образование.

Есть версия, что Софья втайне общалась с афонскими старцами и придерживалась православной веры. Она сама приложила усилия к тому, чтобы не выходить замуж за иноверца, расстраивая все предлагаемые ей браки.

В переломном для жизни Софьи Палеолог 1467 году скончалась супруга великого князя Московского Ивана III Мария Борисовна. В этом браке родился единственный сын Иван Молодой. Папа Павел II, рассчитывая на распространение католицизма на Москву, предложил овдовевшему государю всея Руси взять в жены свою подопечную.

После 3-летних переговоров Иван III, испросив совета у матери, митрополита Филиппа и бояр, принял решение жениться. Примечательно, что о переходе Софьи Палеолог в католицизм переговорщики от папы предусмотрительно умолчали. Более того, они сообщили, что предлагаемая в жёны Палеологиня православная христианка. Они даже не догадывались, что так оно и есть.

В июне 1472 года в базилике святых апостолов Петра и Павла в Риме состоялось заочное обручение Ивана III и Софьи Палеолог. После этого обоз невесты отбыл из Рима в Москву. Сопровождал невесту всё тот же кардинал Висссарион.

Повсюду ей оказывали всевозможные почести и устраивали праздники. Во главе ее кортежа шел человек, который нес католический крест. Узнав об этом, митрополит Филипп пригрозил уехать из Москвы, если крест внесут в город. Иван III распорядился отобрать католический символ за 15 верст от Москвы. Планы папы провалились, а Софья вновь вернулась в свою веру. Венчание состоялось 12 ноября 1472 года в Успенском соборе.

Болонские летописцы описали Софью довольно привлекательной особой. На вид ей было 24 года, она обладала белоснежной кожей и невероятно красивыми и выразительными глазами. Рост её был не выше 160 см. Телосложение будущая супруга российского государя имела плотное.

Есть версия, что в приданом Софьи Палеолог, кроме одежды и драгоценностей, было множество ценнейших книг, которые позже составили основу таинственно исчезнувшей библиотеки Ивана Грозного. Среди них числились трактаты Платона и Аристотеля, неизвестные поэмы Гомера.

В конце длинного маршрута, пролегавшего через Германию и Польшу, римские провожатые Софьи Палеолог поняли, что их желание посредством женитьбы Ивана III на Палеолог распространить (или хотя бы сблизить) католицизм с православием потерпело поражение. Зоя, едва выехала из Рима, продемонстрировала твёрдое намерение возвратиться к вере предков – христианству. Венчание состоялось в Москве 12 ноября 1472 года. Церемония прошла в Успенском соборе.

Главным достижением Софьи Палеолог, которое превратилось в огромное благо для России, считается её влияние на решение мужа отказаться платить дань Золотой Орде. Благодаря супруге Иван Третий наконец отважился сбросить многовековое татаро-монгольское иго, хотя местные князья и элита предлагали продолжать платить оброк во избежание кровопролития.

По византийскому образцу Иван III разработал сложную судебную систему. Тогда же впервые великий князь стал именовать себя «царем и самодержцем всея Руси». Считается, что изображение двуглавого орла, который в последствие появился на гербе Московии, Софья Палеолог привезла с собой.

Как бы там ни было, Софья Палеолог оказала огромное влияние на всю дальнейшую историю Руси, на её культуру и архитектуру. Она была матерью наследника престола Василия III и бабушкой Ивана Грозного. По некоторым сведениям, внук имел немалое сходство со своей мудрой византийской бабушкой.

Читать еще:  Активатор воды. устройство для получения живой воды

Скончалась Софья Палеолог, великая княгиня Московская, 7 апреля 1503 года. Муж, Иван III, пережил супругу лишь на 2 года.

Похоронили Софью рядом с предыдущей женой Ивана III в саркофаге усыпальницы Вознесенского собора. Собор разрушили в 1929 году. Но останки женщин царского дома сохранились – их перенесли в подземную палату Архангельского собора.
#ТайныИстории #русь

Софья Палеолог: путь от последней византийской принцессы до великой московской княгини

Зоя Палеолог родилась примерно в 1440-1449 годах. Она была дочерью Фомы Палеолога, приходившегося братом последнему византийскому императору Константину. Судьба всей семьи после смерти правителя оказалась незавидной. Фома Палеолог бежал на Корфу, а затем в Рим. Спустя некоторое время дети последовали за ним. Палеологам покровительствовал сам папа Римский Павел II. Девочке пришлось принять католичество и сменить имя с Зои на Софью. Она получила образование, соответствующее ее статусу, не купаясь в роскоши, но и не бедствуя.

Софья стала пешкой в политической игре папы Римского. Сначала он хотел ее отдать в жены королю Кипра Якову II, но тот отказался. Следующим претендентом на руку девушки стал князь Караччоло, но до свадьбы он не дожил. Когда в 1467 году умерла жена князя Ивана III, ему была предложена в супруги Софья Палеолог. Папа Римский умолчал, что она – католичка, желая тем самым расширить влияние Ватикана на Руси. Переговоры о браке продолжались в течение трех лет. Ивана III прельщала возможность получить в супруги столь именитую особу.

Заочное обручение состоялось 1 июня 1472 года, после чего Софья Палеолог отправилась в Московию. Повсюду ей оказывали всевозможные почести и устраивали праздники. Во главе ее кортежа шел человек, который нес католический крест. Узнав об этом, митрополит Филипп пригрозил уехать из Москвы, если крест внесут в город. Иван III распорядился отобрать католический символ за 15 верст от Москвы. Планы папы провалились, а Софья вновь вернулась в свою веру. Венчание состоялось 12 ноября 1472 года в Успенском соборе.

При дворе новоиспеченную византийскую жену великого князя недолюбливали. Несмотря на это Софья имела огромное влияние на мужа. В летописях подробно описывается то, как Палеолог уговорила Ивана III освободиться от монгольского ига.

По византийскому образцу Иван III разработал сложную судебную систему. Тогда же впервые великий князь стал именовать себя «царем и самодержцем всея Руси». Считается, что изображение двуглавого орла, который в последствие появился на гербе Московии, Софья Палеолог привезла с собой.

У Софьи Палеолог и Ивана III было одиннадцать детей (пять сыновей и шесть дочерей). От первого брака у царя имелся сын Иван Молодой – первый претендент на престол. Но он заболел подагрой и скончался. Еще одним «препятствием» для детей Софьи на пути к трону был сын Ивана Молодого Дмитрий. Но он и его мать впали в немилость к царю и умерли в заточении. Некоторые историки предполагают, что к кончинам прямых наследников была причастна Палеолог, но прямых доказательств нет. Преемником Ивана III стал сын Софьи Василий III.

Брак Ивана III и Софьи Палеолог оказался удачливым в политическом и культурном плане. Многие дочери русских князей и царей, выданные замуж по расчету, смогли оставить след не только в истории своей страны, но и стать любимыми королевами на чужбине.

София Палеолог — Великая княгиня московская

София Палеолог, она же Зоя Палеолог (Ζωή Παλαιολόγου) родилась примерно в 1443-1448 годах. Её отец, Фома Палеолог — деспот Мореи (средневековое название Пелопоннеса), был младшим братом последнего византийского императора Константина XI, погибшего в 1453 году при падении Константинополя.

После захвата в 1460 году Мореи Мехмедом II, Зоя вместе со своими двумя братьями пережила все невзгоды изгнания и бегства — сначала на остров Керкиру (Корфу), а затем в Рим, где и получила имя София.

После смерти отца, София жила на попечении Папы Римского, избравшего её орудием своих замыслов: для того, чтобы восстановить флорентийское соединение церквей и приобщить к унии Московское государство, он решил выдать византийскую принцессу замуж за русского князя Ивана III, овдовевшего в 1467 году.

Папа Римский начал переговоры с ним через Виссариона Никейского — выдающегося греческого церковного деятеля и просветителя, сторонника унии православия и католицизма, который в феврале 1469 года отправил в Москву посланника с предложением Великому князю руки Софии Палеолог. Ивану III пришлось по душе предложение породниться с династией Палеологов, и он в следующий же месяц отправил в Рим своего посла — итальянца Ивана Фрязина (Джан-Батиста делла Вольпе).

По мнению супруги Лоренцо Медичи, Клариссы Орсини, юная София Палеолог была очень приятной: «Невысокого роста, восточное пламя сверкало в глазах, белизна кожи говорила о знатности её рода».

Уже в июне 1472 года София Палеолог отбыла из Рима в Россию, а 1 октября гонец прискакал в Псков с приказом готовиться к встрече будущей государыни.

София, не задерживаясь нигде, в сопровождении римского легата Антония спешила в Москву, куда прибыла 12 ноября 1472 года. В тот же день состоялось венчание её с Иваном III, при этом брак русского князя с греческой принцессой имел совершенно иные последствия, чем рассчитывал Папа. София вместо того, чтобы склонить Русь к принятию унии, приняла православие; послы Папы Римского вынуждены были уехать ни с чем.

Более того, Великая русская княгиня принесла с собой все заветы и предания Византийской империи, прославившейся православной верой и мудрым государственным устройством: так называемой «симфонией» (согласием) государственной и церковной власти, передав права византийских императоров своему православному супругу — московскому Великому Князю и своим будущим (от него) православным потомкам.

Брак этот оказал большое влияние на укрепление международного авторитета Руси и великокняжеской власти внутри страны. По словам Бестужева-Рюмина, наследие Византии сыграло огромную роль, прежде всего, в деле «собирания Руси» Москвой, а также в выработке русской национальной идеологии Третьего Рима.

Видимым знаком преемственности Московской Руси от Византии было принятие династического знака Палеологов — двуглавого орла — в качестве государственного герба, на груди которого со временем появилось изображение древнего герба Москвы — всадника, поражающего змия, при этом всадник изображает как св. Георгия Победоносца, так и Государя, поражающего своим копьём всех врагов Отечества и всякое противогосударственное зло.

У Великой княжеской четы, Софии Палеолог и Ивана III, в общей сложности родилось 12 детей.

Вслед за двумя дочерьми, умершими сразу же после рождения, великая княгиня родила сына — Василия Ивановича, добившись объявления его великим князем вместо венчанного на царство внука Ивана III — Дмитрия.

Василий III, впервые в истории Руси названный царём в договоре от 1514 года с римским императором Максимилианом I, унаследовал от своей матери греческий облик, запечатлённый на одной из икон XVI века, экспонирующейся в настоящее время в Государственном историческом музее.

Греческая кровь Софии Палеолог сказалась и в Иване IV Грозном, который был очень похож своим средиземноморским типом лица на царственную бабушку (прямая противоположность с его матерью — Великой княгиней Еленой Глинской).

София Палеолог содействовала тому, чтобы её супруг, следуя традициям империи, окружил себя пышностью и завёл при дворе этикет. Кроме того, из Западной Европы были вызваны врачи, художники и зодчие для украшения дворца и столицы.

Так, в частности, был приглашён из Милана и Альберти (Аристотель) Фиораванти, которому предстояло построить Кремлёвские покои. Итальянский архитектор считался одним из лучших в Европе специалистом по подземным тайникам и лабиринтам: прежде, чем заложить стены Кремля, он построил под ним настоящие катакомбы, где в одном из подземных казематов были укрыты книжные сокровища, доставшиеся Рюриковичам от Палеологов — тридцать тяжёлых подвод, гружёных сундуками с книгами, которые последовали за византийской принцессой в Московию. По свидетельству современников, в этих сундуках хранились не только рукописные сокровища времён античности, но и лучшее из того, что удалось спасти при пожаре знаменитой Александрийской библиотеки.

Аристотель Фиораванти построил Успенский и Благовещенский соборы. Москва украсилась Грановитой палатой, кремлёвскими башнями, а также Теремным дворцом и Архангельским собором, выстроенными на территории Московского Кремля. Великокняжеская столица готовилась сделаться царской.

Но самое главное, София Фоминична настойчиво и последовательно поддерживала освободительную политику супруга против Золотой Орды.

Скончалась София Палеолог за два года до смерти мужа — 7 апреля 1503 года.

Знаете ли Вы, что, когда был выполнен скульптурный портрет княжны Марии Старицкой — дочери опального князя Владимира Андреевича Старицкого, приходившегося Ивану Грозному двоюродным братом, исследователей удивило её сходство с Софией Палеолог, которая доводилась девочке прабабушкой.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector